Статьи рынка безопасности

События

Памяти Михаила НИКОЛАЕВА

  • 10.07.2020
  • 190

«Я побывал на самом дне глубин
Взлетал к Сатурну, нет таких кручин,
Таких сетей, чтоб я не мог распутать…»
Есть. Темный узел смерти. Он один.
Омар Хайям

nikolaev1.png 12 апреля 2020 года не стало Михаила Николаева директора по развитию бизнеса АО «Стандарт Безопасности», первоклассного специалиста и признанного эксперта в области систем безопасности, человека, очень много сделавшего для развития индустрии, и просто нашего любимого папы. Он обожал свою работу, посвящал ей себя всего, все свое время и силы, и нам очень хотелось оставить это напоминание о том, что эти силы и энергия позволили бизнесу развиться и не оставили никого равнодушным. А кому об этом рассказывать, как не коллегам, которые прошли с ним весь этот путь? Им мы и предложили создать с нами этот профессиональный портрет Михаила Николаева. 

Многие, кто работал с Михаилом, знали его очень давно, иногда – прямо со студенческой скамьи, как Александр Матвеев, технический директор «АРМО-ЛАЙН».

Вот его рассказ:

«В этом году исполнилось бы 45 лет нашему знакомству. В далеком 1975 году мы поступили в МИФИ на факультет «Теоретической и экспериментальной физики». После окончания остались работать в институте, часто встречались. Михаил защитил кандидатскую диссертацию. А потом грянула перестройка. Мир перевернулся! Все пытались сориентироваться в новых реалиях. Михаил одним из первых, что называется, «шагнул в бездну» – его пригласили работать в фирму, которая занималась системами безопасности.

А потом была одна из первых выставок по этой тематике на Красной Пресне, сейчас эта выставка называется MIPS/Securica. Стенд «Инфобанк-системы безопасности», и вот, Николаев Михаил Анатольевич собственной персоной в качестве директора по развитию этой компании. Сейчас многие уже не помнят, что первыми иностранными системами безопасности на нашем рынке были американская C&K и канадская DSC. За все, что было связано с C&K, отвечал Николаев. В том числе, и за выбор именно этой американской компании для представительства на нашем рынке. И Михаил не ошибся. Выбор был блестящим. Панели с автодозвоном, программа мониторинга со специализированным протоколом и линейка датчиков, лучше которых, по моему мнению, нет до настоящего времени.

nikolaev2.pngА через два года совместными усилиями Михаила и коллег из московской «Спецавтоматики» на нашем рынке появился знаменитый австрийский Esser – одна из лучших (если не лучшая) систем пожарной сигнализации в мире. Были организованы обучающие семинары, где Михаил был не только слушателем, но и переводчиком. И сертификат у него по этой системе был под номером два. Первый номер получил директор «Спецавтоматики». А дальше всеми вопросами, связанными с продвижением Esser на нашем рынке – организацией многочисленных выставок, поддержанием международных контактов, сертификацией оборудования во ВНИИПО – занимался Михаил. Результат этой деятельности: из иностранных эта система пожарной сигнализации до настоящего времени является одной из самых востребованных и распространенных в России. 

С именем Михаила в начале 2000-х связана целая эпоха становления аппаратуры для вневедомственной охраны – линейка российской «Ademco-Виста». Закупка и запуск линии по производству датчиков на МЗЭП, продвижение линейки на рынке. Если вдуматься, с технической точки зрения в основе всего, что лежит сейчас в области построения современных систем для охраны домов, квартир, офисов, находится линейка Ademco. И это не только для России, но и для всех наших соседей. Вот такой масштаб был у Михаила.

После успешной реализации проекта Ademco Михаил работал директором по работе с ключевыми клиентами представительства Honeywell в России. Последний проект, который реализовала компания с его участием – система безопасности Кандымского газового перерабатывающего комплекса (Узбекистан).

Если посмотреть на тот путь, который прошли системы безопасности в нашей стране, начиная с 90-х годов прошлого века и по настоящее время, то получается, что появлению лучших образцов мы во многом обязаны Михаилу Николаеву. Выбор его был безошибочным. А для меня Михаил навсегда останется просто хорошим товарищем».

Много добрых воспоминаний о Михаиле осталось и у Федора Жидомирова, технического директора ООО «Луис+»:

«Я закончил факультет кибернетики МИФИ в 1988 году, начал трудовую карьеру в качестве младшего научного сотрудника в НИИ, а потом успел поработать инженером-программистом в нескольких банках. Из-за финансового кризиса 1998 года я вынужден был сменить профиль и поступить в компанию «Луис+ Системы безопасности» в качестве технического директора.

Это было еще «перестроечное» время, и рынок безопасности находился в стадии формирования. Специалистов практически не было, а в бизнесе охранных систем крутилось довольно много разнообразных личностей, имеющих сомнительное образование и весьма низкий уровень делового общения.

С Мишей Николаевым я познакомился в 2001 году. Мне представили его в качестве руководителя российского филиала американской компании Ademco – производителя охранных систем. Первый наш разговор был довольно краток и касался технических особенностей работы аппаратуры. Миша быстро и внятно обрисовал мне архитектуру охранной системы Ademco, а потом четко и конкретно ответил на мои вопросы. Даже сейчас я помню впечатление от той нашей первой встречи. Я, прежде всего, обратил внимание на его улыбку. В ней светились и ум, и доброжелательность, и открытость, и добрая ирония. Я еще отметил про себя, насколько этот человек выделялся в лучшую сторону относительно общего уровня «полуспециалистов» рынка безопасности.

За нашей первой встречей последовали другие, поскольку Луис+ в то время активно продвигал Ademco в России. Я узнал, что Миша не только закончил тот же институт, что и я, лет на 7-8 раньше, но и работал там заместителем декана факультета. В то время воспоминания о студенческой жизни были еще относительно свежи, и я прекрасно понимал, сколь ответственной и серьезной была эта должность. Мое уважение к Мише от этого существенно возросло.

nikolaev3.pngДеловое общение с Мишей всегда доставляло мне огромное удовольствие. Оно было конкретным и содержательным. Но еще больше мне нравилось просто разговаривать с ним. Обладая широкой эрудицией и глубиной суждений, он в то же время неизменно оставался доброжелательным и веселым, а его тонкая ирония придавала нашим разговорам насыщенность и остроту.

Запомнилась серия наших совместных поездок по России. «Луис+» организовывал рекламные семинары, на которых рассказывал потенциальным клиентам о поставляемом оборудовании. Я, как правило, читал лекции о системах телевизионного наблюдения, а Миша – об охранном оборудовании Ademco. Сразу было видно, что Миша обладает высокой квалификацией преподавателя. Его выступления были насыщены, динамичны и интеллектуальны, они очень нравились и нам, его коллегам, и слушателям. Популярность системы Ademco в России в 2000-х годах – это, во многом, заслуга Миши Николаева.

Жизнь шла вперед. Во многом, ориентируясь на пример Миши, я поступил на работу в американскую компанию Pelco – производителя систем телевизионного наблюдения в качестве регионального директора. Компания Ademco была приобретена другой крупной американской компанией Honeywell. Мы с Мишей уже более не ездили вместе по России. Но зато какова была наша радость, когда мы встречались на международных выставках в Бирмингеме (Англия) и в Эссене (Германия). К тому времени у нас не было объединяющих профессиональных интересов, тем более содержательным было наше общение на другие темы. Много поработав в международных компаниях, посмотрев на американцев, европейцев, корейцев, японцев и прочих китайцев, я утвердился в своей любви к России. Поэтому многие наши разговоры с Мишей касались этой темы. Миша хорошо знал полную взлетов и падений историю России и осознавал все противоречия настоящего времени. Как всегда, его суждения о родной стране были глубоки, доброжелательны и чуточку ироничны. Миша навсегда останется в моей памяти как очень умный и порядочный человек – классический русский интеллигент в самом лучшем значении этого слова».

Очень большую часть карьеры Михаил Николаев посвятил компании Honeywell. Своими воспоминаниями о нем поделились его коллеги по этой компании.

Илья Аккерман, например, познакомился с Михаилом еще в середине 90-х, когда рынок систем безопасности только начинал наполняться зарубежными системами и технологиями: «Довелось несколько лет поработать вместе, потом судьба снова свела нас в рамках одной компании, уже гораздо большей по масштабам. Все эти годы мы, так или иначе, пересекались по работе. Михаил был отличным специалистом не только в области техники, но и в коммерческих вопросах. При его активном участии в конце 90-х в России было впервые налажено местное производство систем охранной сигнализации по американской технологии. Михаил был замечательным человеком, искренним, очень интеллигентным и с хорошим чувством юмора. Всем, кто его знал, его будет очень не хватать».

Пусть говорят, что хороший человек – это не профессия, но прекрасные человеческие качества в работе отнюдь не мешают, а наполняют ее еще большим смыслом. Для Константина Сапожникова Михаил стал «образцом человека, на которого хотелось равняться» и даже «вдохновил его стать тем, кем стал». «Мне жаль, что я не смогу рассказать вам слишком много подробностей о работе вашего отца, у нас были разные сферы ответственности и совершенно разный уровень: я начинал студентом-инженером, когда он уже много лет успешно руководил продажами в представительстве одной из крупнейших мировых корпораций.

Мы с начала 2013 работали с вашим отцом в одной компании до середины 2017. В компании Honeywell.

Хорошо помню, как мы встретились на моем первом собеседовании. Надо сказать, что в тот момент департамент Honeywell Security Group в России состоял только из двух сотрудников. Это были Михаил Анатольевич Николаев и Василий Дмитриевич Волковицкий. Сейчас, по прошествии стольких лет, кажется, что двое – это совсем немного, ведь бизнес успешно развивался, проектов и задач было много. Но эти два человека долгие годы успешно справлялись со всем вдвоем. Михаил Анатольевич занимался коммерческими вопросами, отвечал за продажи и развитие отношений с новыми и существующими клиентами, а Василий Дмитриевич обеспечивал техническое сопровождение. Мне очень повезло. В этой команде я стал третьим. К тому времени Михаил Анатольевич уже вложил много сил в развитие охранной сигнализации Vista от американской компании Ademco на российском рынке. Позднее Ademco стала частью корпорации Honeywell. Панель Vista отлично себя зарекомендовала и стала одной из первых зарубежных охранных систем, которые начали массово применяться на нашем рынке.

Позднее ее выпуск был налажен на московском заводе МЗЭП. Она устанавливалась на тысячах объектах в России. И, возможно, на многих до сих пор еще отлично работает. Процесс продвижения такого рода устройств был сложнейшим проектом, который был успешно реализован во многом благодаря Михаилу Анатольевичу, который с хирургической точностью управлял ситуацией. Он умел преподнести продукт, рассказать о нем, понять задачи клиентов и отшлифовать бизнес-процессы.

nikolaev4.pngВ то же время на рынке систем безопасности росла потребность в комплексных интеграционных платформах, которые позволяли объединять различные подсистемы безопасности объектов в единый интерфейс. И компании Honeywell было, что предложить. Это был новый вызов. Новый уровень. С которым, я считаю, наша команда отлично справлялась. Много «кирпичиков» в фундамент прошлых и будущих успехов на этом поприще положил именно ваш отец.

В силу специфики работы Михаил Анатольевич много выступал на конференциях, выставках, круглых столах и других знаковых мероприятиях. Всегда безукоризненно. После его вступительного слова, с одной стороны, было очень легко работать с аудиторией, ведь от него исходили такие спокойствие и уверенность, что просто завораживали слушателей, а с другой стороны, сложно, потому что он задавал очень высокую планку коммуникации, которой было далеко не просто соответствовать.

Для меня каждая совместная встреча с заказчиками при его участии была важным событием. У него можно было многому научиться, просто наблюдая. Как он строил диалог, как умел расположить к себе даже самых сложных собеседников, как работал с возражениями, как умел искать точки соприкосновения, казалось бы, на выжженной земле.

При этом он никогда не стремился выступать в роли ментора, наставника, поучать других людей. Не навязывал свою позицию. Не давил авторитетом. Но именно такого наставника многим хотелось иметь.

Он умел задавать удивительно правильные вопросы. Испытывая к нему глубокое уважением, я старался не беспокоить его по мелочам. У него были действительно сумасшедший ритм работы и огромная ответственность. Но бывали тяжелые случаи, которые просто вводили меня в ступор. Он всегда был готов выслушать, всегда находил время. Бывали моменты, когда я уже думал, что рассмотрел ситуацию под всеми углами. Ну, всё. Никак. Нет решения. Тупик.

Помню, как стучался, смущенно заходил к нему в кабинет, Михаил Анатольевич уточнял пару деталей и потом задавал выверенный наводящий вопрос. После этого хотелось хлопнуть себя по лбу: «Ну как же так? Я все-таки инженер, а он – коммерсант, вроде бы уже совершенно далекий от техники. Почему я о таком не подумал? Не догадался»? Он по-доброму улыбался и никогда не смотрел со снисхождением или осуждением. Его академический склад ума подкупал. Во многих вещах, которыми он занимался, чувствовался фундаментальный научный подход. Наблюдая за его методами решения вопросов, было очень легко представить Михаила Анатольевича где-нибудь за кафедрой старинного университета Англии перед огромной аудиторией благодарных студентов.

Почему-то вместо серьёзных вещей, важных проектов, часто вспоминаются какие-то житейские мелочи. Какие-то яркие вспышки. Например, его уникальное чувство стиля, которое частенько скрашивало наши серые офисные будни. Помню, у нас был новогодний корпоратив, на котором после застолья играли в «мафию». Михаил Анатольевич был в красивой шляпе, красном шарфе. Настоящий маэстро! Вспоминаю это с улыбкой. Он не соответствовал атмосфере, он ее просто создавал вокруг себя. Помню, по рабочей почте шла рутинная переписка по какому-то проекту, в котором случилось пересечение нескольких партнеров. В какой-то момент в своем ответе Михаил Анатольевич меняет тему письма на «руки прочь от советского Вьетнама!», и сложная ситуация сразу как-то сама собой разрешилась. Такое у него было умение, когда нужно, легко и непринужденно разрядить обстановку.

После Honeywell мы несколько лет не пересекались. К сожалению, так получилось. Только через общих знакомых иногда узнавал, как у него дела. В 2019 году мы снова встретились, он уже работал в другой компании. В АО «Стандарт Безопасности», среди своих старых товарищей и партнеров. Он был все такой же. Может быть, только чуть больше стало грусти в глазах. Помню, приехал как-то вечером к его офису, он как раз выходил. Поздоровались. И вот мы уже сидим в машине, просто болтаем. Было легко. Я улыбался всю дорогу домой. Насколько важно иногда бывает просто поговорить с хорошим человеком. Неважно о чем. Последняя наша встреча тоже была по работе. Договорились позднее встретиться в спокойной обстановке, поужинать, просто пообщаться. Я очень ждал этой встречи. Но не успели. Казалось, что впереди еще много времени.

Я благодарен ему за многое. За поддержку в трудные минуты. За человеческое отношение. За терпение. За веру. За то, что личным примером показывал, что значит быть профессионалом. За то, что оказал огромное положительное влияние на личное и профессиональное развитие и отношение к работе многих окружающих его людей, включая меня.

Я совершил ошибку. Думаю, что отчасти подвел его. Когда мог сказать ему все это лично – не сказал. Постеснялся, наверное. Мне очень, очень жаль. Не уверен, что ему было бы это важно услышать от меня. Но это правда.

Я бесконечно его уважаю. Как специалиста высочайшего класса, преданного своему делу, но прежде всего – как человека. Человека, который был честным и поступал по справедливости. На таких людей равняются. К ним тянутся. Благодаря их неравнодушию окружающие становятся лучше.

Уверен, вы гордитесь отцом. Я тоже горжусь. Горжусь тем, что был с ним знаком».

Никита Куликов:

«Михаил Анатольевич был для меня не только мудрым наставником, а примером того, кем я хочу стать через 20 лет. Признанный эксперт в своей отрасли, уважаемый коллегами и партнёрами, работающий с максимальной отдачей и получающий удовольствие от своей работы.

nikolaev5.pngБизнес – это жёсткая игра: минимум правил, а счёт ведётся на деньги. И Михаил Анатольевич играл в эту игру честно и красиво. Ни разу не слышал, чтобы Михаил кого-то подставил, обманул, подвёл или нарушил деловую этику. А в наше время это уже немало.

Но кроме безусловных заслуг в профессии и признания в отрасли, которые сполна были у Михаила Анатольевича, я всегда восхищался его чувством стиля. Яркие детали в деловом костюме, со вкусом подобранные часы, оригинальные галстуки и отличный селективный парфюм. Каждый элемент был к месту и дополнял общий образ. В народе говорят: «Встречают по одёжке, а провожают по уму». На презентациях и переговорах одним своим появлением Михаил Анатольевич внушал присутствующим спокойствие и уверенность в том, что задача – в надёжных руках профессионалов. И это тот счастливый случай, когда первое впечатление не было обманчивым. Он умел объяснять сложные вещи простым языком. Без пафоса, не свысока, а понятными словами, постепенно становясь для заказчиков таким же добрым советчиком, каким он был и для своих коллег.

Теперь его больше нет. Но в каждом из тех, кто его знал, продолжает жить память о нём. А пока жива память, он по-прежнему среди нас».

И да, помимо того, что он стоял у истоков российского рынка систем безопасности, в первую очередь, он был мифистом. Не только по образованию (выпускник с отличием, кандидат физико-математических наук), сколько по духу: умным, образованным, разносторонне-эрудированным, строгим к себе и окружающим. Когда в 1994 году его пригласили сменить преподавание в одном из ведущих российских университетов и уйти в бизнес, он очень долго колебался, не хотел подводить коллег по институту. Но даже покинув альма-матер, он поддерживал связь с бывшими коллегами и гордился своей работой в МИФИ.

Его наставник профессор НИЯУ МИФИ Михаил Генрихович Урин рассказал об исследованиях и институтской жизни Михаила, его учебе и научной работе. «Трудно говорить об уходе учеников. Уходит как бы часть твоей жизни…

Я помню Мишу (а для меня он навсегда останется Мишей) как студента, дипломника, аспиранта кафедры теоретической ядерной физики МИФИ. Его отличали, казалось, несовместимые черты: деликатность и мягкость в отношения с окружающими, независимо от положения последних, и, в то же время, упорство и твердость в достижении своих целей.

Эти черты позволили ему успешно учиться и продуктивно заниматься научной работой. Один пример: что называется, «на кончике пера» им обнаружен один структурный эффект в физике атомного ядра. Результат был опубликован в ведущем европейском журнале (Physical Letters, в 1989) и побудил к проведению эксперимента по проверке этого результата в США (Michigan University, Ann Arbor, J.Jänecke et al.). Альтернативный эксперимент был проведён в ведущем ядерном центре России (г. Саров).

Я бывал у Миши дома и познакомился с его прелестной женой. Они оба были инициаторами и создателями бесценной для меня книги, изданной в одном экземпляре и посвящённой нашему общему с коллегами и друзьями «научному быту».

Миша помогал мне в написании научных трудов, и эту помощь трудно переоценить. К большому сожалению, но по понятным причинам, в девяностые годы Миша прекратил занятия фундаментальной наукой, и только наши редкие встречи напоминали о той прекрасной поре».

Его друг и коллега по кафедре, Сергей Муравьев, пишет:

«В какие-то моменты начинаешь ненавидеть телефон. Когда он требует работать, делать что-то бессмысленное, или приносит страшные новости… Вот эта – из таких. Ушел Михаил Анатольевич Николаев. Мой друг. Ушел в расцвете, ведь кому сейчас не шестьдесят? Разве какому-нибудь мальчишке. Ушел из-за страшной и неясной болезни – коронавируса, которую кто-то вообще не замечает. А он вот заметил.

Я познакомился с Мишей, когда он пришел к нам из академотпуска после полученной в стройотряде травмы. Мы оба заканчивали кафедру теоретической физики, у нас был один руководитель, мы ездили на одни конференции, и решали близкие задачи. И как-то неожиданно, а может быть, как раз «ожиданно», между нами началось негласное соперничество. Хорошее. С переменным успехом мы и проигрывали, и побеждали. В результате делалось дело, а мы росли как физики. И за это я буду всегда благодарен Михаилу.

Потом наши пути разошлись. Он занялся бизнесом, я продолжал работать в МИФИ. Но мы регулярно встречались на юбилеях у Михаила Генриховича. Говорили «за жизнь», вспоминали, и это всегда было приятно и интересно.

Каким он был? Умным. Тактичным. Организованным. Глубоким. Я думаю, именно эти слова наиболее точно характеризуют Михаила, и именно таким мы его будем помнить».

Мы можем только согласиться с тем, что память коллег о том, каким профессионалом был Михаил, будет продолжать его дело, а мы всегда будем гордиться тем, сколько добра после себя оставил наш папа и, вспоминая его, читать рубайи Омара Хайяма, которые он так любил.

Екатерина Садофьева, экс-главный редактор журнала «БДИ»:

«Мы познакомились с Михаилом в 1998 году на выставке « Охрана и Безопасность» в Санкт-Петербурге. Я тогда только начинала работу в журнале «БДИ», и это была моя первая выставка. В первый же день состоялась наша встреча и разговор с Михаилом.

И неожиданно как-то сразу возникла дружба. На долгие годы. Мы много разговаривали. И на профессиональные темы, и на личные. При каждой новой встрече поражала его необыкновенная мудрость, доброта и удивительное, внимательное отношение ко всему, что его окружало.

Ещё Михаил был потрясающим гурманом. Для него знакомство с новым блюдом было как отдельное путешествие. Он с радостью делился своими находками и рекомендациями, где и что нужно попробовать.

Любил свою семью, любил путешествовать, любил свою работу, гордился сыном и дочкой и умел дружить.

Спасибо тебе за все...».

nikolaev6.png

Дарья и Денис НИКОЛАЕВЫ.

P.S. Мама решила, что надо провести отпевание: «Он бы этого хотел». Совершенно случайно получилось, что отпевал его тоже мифист, его бывший студент, который хорошо его помнил по студенческим временам. 

Давайте помнить…

Поделиться:

Все права защищены
© ООО АДВ Секьюрити,
2003—2020
Яндекс.Метрика
Метрика cайта: новости: 7717 (+3) | компании: 527 | бренды: 417 | статьи: 998 (+2)

О проекте / Контакты / Политика конфиденциальности и защиты информации

Techportal.ru в соц. сетях