Статьи рынка безопасности

События

Антропология безопасности. Оружие, которое всегда с собой

  • 14.11.2019
  • 60

С каждым годом системы безопасности становятся всё более совершенными. Многоуровневый контроль практически полностью исключает возможность пронести на борт самолёта или в охраняемый периметр режимного объекта любой вид оружия, и злоумышленникам это хорошо известно.

Сканеры и кинологи надёжно выявляют угрозы в виде взрывчатых и психотропных веществ, других опасных предметов. Но есть особый тип вооружений. Против него бессильны самые умные детекторы и очень хорошо выдрессированные служебные собаки.

Это оружие — слово. И противостоять ему может только подготовленный человек. Поэтому сегодня речь пойдёт о секретах психолингвистики — особой области, где пересекаются науки о языке и психике. О том, как при помощи этих знаний усилить безопасность, как собственную, так и тех людей, за которых в ответе сотрудник специальных служб.

slovo.png


Арсенал Пуэрто-Принцессы 

Несколько лет назад мне довелось лететь в Манилу из аэропорта Пуэрто-Принцессы — административного центра филиппинского острова Палаван. В зоне досмотра внимание привлёк большой прозрачный тубус, в котором были свалены самые разнообразные предметы. Надпись на английском гласила, что здесь собраны вещи, которые могли послужить средством нападения на экипаж воздушного судна, и потому изъятые у авиапассажиров. 

Если с бейсбольными битами и ножами всё было понятно, то большинство других предметов вызвало вопросы. Спортивные мячи (включая бейсбольные и теннисные), надувные игрушки, спасательные круги и матрацы, бобины скотча, скакалки, декоративные свечи, детские пистолетики — всё это было расценено службой авиационной безопасности Филиппин как потенциальное оружие, а посему изъято и отправлено в тубус. 

Арсенал получился изрядный. Я тогда подумал: если уж складывать в тубус всё, чем можно убить или причинить вред, то этот резервуар придётся существенно расширить — чтобы туда вошло всё, от слова «совсем». 

Дело в том, что смертельным оружием при достаточной сноровке и, тем более, специальной подготовке, может стать всё, что угодно. Прервите чтение и посмотрите вокруг — практически все предметы, которые вы видите, могут послужить этой цели. 

Незримое оружие 

Даже сверхбдительная служба безопасности, которая настойчиво ищет угрозу даже там, где её нет, порой бессильна против психотехник, которыми владеют профессионалы. 

Интересную в этом отношении историю мне поведал коллега, большой мастер НЛП. Дело было в конце прошлого века в аэропорту Бен-Гурион (Тель-Авив), который известен тем, что именно в нём работает лучшая в мире служба авиационной безопасности. Надо сказать, что сотрудники этого подразделения славятся не только мастерством бесцеремонного выворачивания чемоданов в поисках оружия и взрывчатки, но и особыми методами ведения беседы. Специальный алгоритм позволяет им с высокой точностью определять ложь в ответах и заставлять потенциальных нарушителей раскрывать свои намерения. 

Но, как говорят в России, и на старуху бывает проруха — и даже авиационные профайлеры Бен-Гуриона от этого не застрахованы. Итак, что же сделал коллега (как уже было сказано, опытный мастер НЛП). Будучи раздосадованным по поводу распотрошённых при досмотре сумок, он вступил в беседу с двумя русскоговорящими сотрудниками аэропорта. Специальными приёмами вогнал их в лёгкий транс так, что они стали выполнять действия, на которые коллега давал им установку. 

Конечно, никакой общественной опасности это не влекло: из подвешенного состояния он их вовремя вывел, якорей не оставил. Тем не менее ситуация показала: если бы этими техниками воспользовался профессионально подготовленный злоумышленник, последствия могли бы стать непредсказуемыми.

Опыт в четыре миллиарда лет 

Обмен информацией между живыми организмами существует на нашей планете почти четыре миллиарда лет, то есть с того времени, когда на Земле зародилась жизнь. Вместе с её развитием менялись и способы передачи сведений. В процессе эволюции появились четыре способа общения, и каждый из них можно эффективно использовать как во благо, так и во вред. 

  • Первый, самый древний, это информационно-волновой способ. У человека он проявляется в виде способности к эмпатии, умения чувствовать настроение и состояние других людей — в том числе на расстоянии. 

  • Второй способ передачи информации — язык тела. 

  • Третий способ — устная речь. 

  • Четвёртый вид контактов между людьми — письмо. 

Сотруднику службы безопасности важно знать законы воздействия речи на поведение людей. С одной стороны, это необходимо для того, чтобы максимально эффективно донести информацию. С другой – эти знания нужны для того, чтобы противостоять манипуляциям. Особенно важно знать технологии влияния сотрудникам, которые по роду службы обязаны общаться с людьми – давать разъяснения и отвечать на вопросы. Именно они в первую очередь находятся в группе риска по суггестивному воздействию. 

Из жизни специальных служб (реальный случай) 

Областной центр в России, время действия — начало нулевых. Сцена, которую зафиксировала камера внешнего наблюдения (двадцать лет назад их качество оставляло желать лучшего), показала следующее. К служебному входу режимного учреждения, куда допуск осуществляется строго по спецпропускам, подходит женщина средних лет. Она ведёт себя спокойно и о чём-то беседует с контролёром службы безопасности. Не проходит двух минут, как он открывает турникет и без предъявления документов пропускает её внутрь, а сам недвижимо остаётся на месте. Что же произошло? 

Как выяснилось позже, после «присоединения» (эта техника хорошо знакома специалистам по НЛП) и установления раппорта дама обратилась к контролёру примерно с таким текстом: — Вы представляете, мы тут с мужем подъехали, и не знаем куда войти. Он говорит: «Открой вон ту дверь», а я ему говорю: «Там турникет!». А там рабочий что-то несёт, говорит: «Пропусти меня!». Ну, муж и говорит: «Делай что говорят: пропусти!». А как, там же проход узкий. Он и говорит: «Замри, делай, что тебе говорят: пропусти! Пропусти! Замри! Слушай, что тебе говорят! Пропусти!» Вроде бы совершенно безобидный рассказ, причём короткий. Тем не менее, этого хватило, чтобы контролёр вошёл в состояние ступора и безропотно перевёл турникет на пропуск, а женщина беспрепятственно проникла на территорию охраняемого объекта. 

Что это было? 

Злоумышленница (именно таковой оказалась дама из описанного эпизода) применила известный в ту пору лишь профессионалам особый приём манипулирования. В её речи, с которой она обратилась к сотруднику службы безопасности, были расставлены  ключи — слова, которые при постановке на них акцента вызывали целевое действие. 

Послушаем ещё раз уже знакомый нам текст: теперь зная, что подчёркнутые слова женщина усиливала интонационно. — Вы представляете, мы тут с мужем подъехали, и не знаем куда войти. Он говорит: «Открой вон ту дверь», а я ему говорю: «Там турникет!». А там рабочий что-то несёт, говорит: «Пропусти меня!». Ну, муж и говорит: «Делай, что говорят: пропусти!». А как, там же проход узкий. Он и говорит: «Замри, делай что тебе говорят: пропусти! Пропусти! Замри! Слушай, что тебе говорят! Пропусти!» 

Теперь уберём лишнее, и оставим в тексте только кодовые слова. И вот что получится: 

Открой турникет! Пропусти меня! Делай что говорят: пропусти! Замри, делай, что тебе говорят: пропусти! Пропусти! Замри! Слушай, что тебе говорят! Пропусти! 

Суггестия (так в профессиональной среде называется внушение) сопровождалась рядом вспомогательных приёмов, описание которых автор почтёт за благо пропустить — среди читателей могут оказаться не только свои. 

Не вооружён, но очень опасен 

В приведённом примере целью нарушителя было проникновение на режимный объект. Риском для злоумышленника в этом случае является то, что субъект воздействия (сотрудник службы безопасности) может в силу сопутствующих обстоятельств прийти в себя, и вызвать подкрепление. Чтобы это исключить, преступник с профессиональной подготовкой в области психолингвистики может пойти на крайние меры

По понятным причинам автор не будет приводить здесь формулу внушения, которая способна в течение нескольких минут лишить человека жизни. Внешне всё будет выглядеть так, будто сотрудник службы безопасности внезапно умер на рабочем месте от острой сердечной недостаточности или от приступа удушья. Вскрытие покажет, что никаких насильственных действий не было: во всяком случае, признаков повреждений и следов ядов выявить не удастся. 

Именно поэтому слово в качестве оружия остаётся вершиной мастерства особых людей из специальных служб, либо тех, кому это умение было передано как один из строжайших секретов своего клана. Кто виноват – понятно. 

Что делать? 

Со времён отца медицины Гиппократа известно, что лучшее лечение — это профилактика. Справедливости ради отметим, что булгаковский совет «никогда не разговаривайте с неизвестными» сотруднику службы безопасности подходит далеко не всегда. 

Поэтому главная рекомендация: в разговоре с любым человеком (особенно с тем, который сразу показался очень милым, добрым и открытым) – сохранять полную осознанность и вести беседу только по своим правилам: быть лаконичным и принимать только короткие ответы на конкретные вопросы.

В завершение — хорошая новость. Она состоит в том, что в большинстве своём сотрудники службы безопасности отличаются сниженной гипнабельностью, а значит — невысокой степенью внушаемости. Тем не менее, умение распознавать попытки подчинить своё сознание чужой воле оценивается очень дорого — порой в сотни и тысячи спасённых жизней.

Поделиться:

Все права защищены
© ООО АДВ Секьюрити,
2003—2019
Яндекс.Метрика
Метрика cайта: новости: 7298 | компании: 524 | бренды: 411 | статьи: 870

О проекте / Контакты / Политика конфиденциальности и защиты информации

Techportal.ru в соц. сетях