Статьи рынка безопасности

События

  • Конференция 18/11/2020

    SfitexСанкт-Петербург

  • Выставка 27/10/2020

    HI-TECH BUILDINGМосква

  • Вебинар 21/10/2020

    Honeywell

Видеонаблюдение: вчера, сегодня, …завтра. Радости и беды современного рынка

  • 10.07.2020
  • 299

Окончание. Начало - № 1-2020

То, о чем не говорит рынок, но что необходим о знать

Ну, а теперь переходим к тем базовым знаниям, которые в интернете на поверхности не лежат, о чем сознательно молчит рынок (если сам об этом знает), но которые по- настоящему необходимы для ответа на основной вопрос любой системы: что нам действительно надо, и что мы в действительности получим?

Для начала приведем в порядок собственное миропонимание. Я много раз предлагал нашему потребителю четко разделить для себя понятия «видеонаблюдение» и «видеорегистрация» (или «видеозапись» – кому, как больше нравится).

Видеонаблюдение именно в значении наблюдать текущую видеоинформацию. А видеорегистрация – это работа с записанной информацией о событии, которое уже произошло. И рассматривать эти два понятия как абсолютно независимые друг от друга, ничего общего между собой не имеющие. Рынок будет всячески протестовать, потому что это разрушит очень многие мотивы его продвижения. Но вы руководствуйтесь собственным здравым смыслом – то, что происходит сейчас, на что еще можно повлиять, не имеет никакого отношения к тому, что уже когда-то (пусть, и секунду назад) произошло со всеми вытекающими последствиями.

И с этим пониманием кратко пройдемся по действительно актуальным, а также по объявленным рынком параметрам систем.

Чем еще оправдать лозунг «All over IP», кроме, как неограниченной дальностью передачи? А то ведь неограниченная далеко не всем нужна. Оправдывают, конечно, высоким разрешением. Хотя, как я сказал выше, и в аналоговом виде можно передать это высокое разрешение. Тем не менее, пошла гонка за высоким разрешением как несомненным конкурентным преимуществом видеокамер.

Уверен, если спросить не только клиентов, но и технических специалистов, какое, на их взгляд, главное качество, по которому они оценивают камеры нашего рынка, процентов 85-90 ответят, что это – разрешающая способность. Очень серьезное заблуждение, имеющее далеко идущие последствия.

На наших отраслевых порталах настоящую информацию найти можно. Но очень глубоко. Например, в моих статьях. А на сайтах и форумах видеооператоров информация эта лежит на поверхности, на самых первых позициях. Но не хочет наш рынок, чтобы его клиент на те порталы ходил.

video-popov3.pngИтак! Самая главная характеристика видеокамеры – формат ее матрицы. Это то, от чего цена камеры зависит практически линейно: в два раза больше – в два раза дороже камера, вообще не трогая какие-то другие параметры. В действительности получается цена еще больше, поскольку, чем больше формат, тем больше есть, где «разгуляться». Совсем профессиональные трехматричные полноформатные видеокамеры (с форматом каждой матрицы размером с классический кадр 24х36 мм или близко к этому) стоят десятки тысяч долларов.

Чтобы представляли, откуда что берется. Матрицы выращиваются достаточно приличных размеров. Есть допустимые нормы т.н. «битых пикселов» для каждого уровня видеокамер. Это для фототехники потом в фотошопе инструментом «штамп» любой битый пиксел элементарно убирается. Возиться так с видеокадрами в принципе можно, но будем иметь жуткую потерю времени при монтаже. Или такой брак будет заметен на изображении.

А камера премиум класса – профессиональная. Вот для них сначала и вырезаются полноформатные куски самого высокого качества. Потом настает черед т.н. полупрофессиональных камер, с матрицами поменьше. Потом дюймовые, следом 2/3 дюйма. Ну, и из оставшихся обрезков уже режут матрицы для нас – всевозможные 1/3, 1/2.8 и т.п. Больше того, и среди этих матриц нам достаются, будьте уверены, не все. Сначала отберут для все тех же «полупрофессиональных» (на самом деле, для нормальных любительских), а уж потом для дешевого любительского сегмента и для нас. На общем качестве роликов в интернете битые пикселы мало скажутся. Ролики с телефонов вполне себе существуют – надо же и рынок смартфонов как-то развивать, в том числе и таким путем, за счет встроенных, прости, Господи, камер.

Таким образом, любые разговоры относительно некоего абсолютного качества любых камер нашего рынка лично мною всерьез вообще не воспринимаются. 

Такой цели никто из производителей перед собой никогда и не ставил – есть возможность сделать лучше, имеет смысл сразу делать для других рынков – совершенно другие цены. Сравнительное качество одних камер с другими в рамках одного рынка – это иное дело. Но в принципе стоит понимать, что наши камеры буквально сделаны «из обрезков».

Этот подход производителя – совершенно правильный и полностью оправдан. Потому что перед нашим потребителем стоят совершенно конкретные задачи, и эти камеры с ними полностью справляются – на обнаружение злодея, перелезающего забор, битые пикселы никак не повлияют. И черно-белое изображение в огромном ряде конечных задач, на самом деле, будет намного предпочтительней. Чувствительность на порядок превосходит цветную камеру при прочих равных, и утомляемость оператора может быть существенно ниже. Не приходит же в голову никому раскрашивать в естественные цвета изображение на экране радара. Тем не менее, цвет выступил очень мощным конкурентным аргументом и дал возможность при практически тех же вложениях запрашивать большую продажную цену. Заявить функцию «день-ночь», переводя камеру в условиях низкой освещенности в черно-белый режим, который в действительности может составлять основное время работы камеры. Потому что рынок стал диктовать потребителю свои условия, найдя массу доводов в свое оправдание, пользуясь фрагментарным образованием клиента.

Следующий базовый постулат, который неукоснительно исповедуется на рынке операторов, но никогда не произносится на нашем рынке – снимает не камера, а объектив.

Именно от самого главного параметра объектива – фокусного расстояния – зависит поле зрения на определенном удалении от камеры и масштаб изображения, получаемого на матрице. И в конечном итоге именно от него зависит, что и как увидит наша камера (а, значит, и мы как операторы)

Основная формула линзы (она же работает для объектива в целом): 

1/d1 + 1/d2 = 1/f. 

d1 – расстояние от объекта до оптического центра объектива; d2 – расстояние от оптического центра до матрицы; f – фокусное расстояние. Наименования величин должны быть одинаковыми: если фокусное расстояние измеряется в миллиметрах, в миллиметрах должны быть указаны и расстояния d1 и d2.

Без этой формулы ни в съемке, ни в видеонаблюдении вообще никуда. Еще лучше понимать построение изображения в соответствии с этой формулой в графическом представлении. В интернете это есть. Если задаться целью, найдете непременно. Но, если этого понимания не будет, вас точно обманут. И именно с высоким разрешением. Которое на информацию, наблюдаемую в реальном текущем времени, будет оказывать, как раз, самое минимальное влияние. А, скорее всего, не будет оказывать вовсе.

И еще один обязательный параметр объектива, без которого никуда – диафрагменное число, обозначаемое F.

Вообще, оперируют понятием «светосила» – отношение диаметра входного отверстия объектива к его фокусному расстоянию – D/f, или 1/F, где F – диафрагменное число.

Но проще для понимания оперировать именно диафрагменным числом F= f/D

Чем больше значение диафрагменного числа, тем меньший световой поток попадет на матрицу. И зависимость эта, ни много, ни мало – квадратичная.

Покупая объектив, грамотный оператор платит в первую очередь за F и f, а потом уже смотрит на другие характеристики.

Вы видели объективы наших камер? Часто на них вы встречали указанное значение F? А чувствительность камер как указывает производитель?

Например: 0,05 Лк/F=1,2

Чаще именно для F=1,2. А бывает, что и вовсе без диафрагменного числа.

И наш пользователь убежден, что ввернув в камеру дешевенький длиннофокусный объектив, он будет наблюдать удаленный объект в сумерках во всей красе. Никто не напомнил ему, что с увеличением фокусного расстояния возрастет диафрагменное число, если пропорционально не увеличится входное отверстие. А пропорционально оно и не увеличится.

Станет диафрагменное число, скажем 5,6. И получим уменьшение чувствительности камеры в 5,62 : 1,22 = 23 раза. То есть, вместо 0,05 Лк получим 1,15 Лк.

А реальных объективов с диафрагменным числом F=1,2, если честно, я на нашем рынке и не припомню. У меня есть такой в домашнем арсенале. Для моего фотоаппарата Canon. С фокусным расстоянием f=50 мм. Я за него, кажется, 11 000 рублей заплатил. И не новый брал.

По крайней мере, будете теперь понимать, почему с длиннофокусными объективами, с которыми, как кажется, все должно быть видно четко и издалека, вдруг становится не видно вовсе.

Для общего понимания. На ваших фотоаппаратах есть некие устоявшиеся значения диафрагмы. Например, 4, 5,6 , 8, 11. В действительности, это не величина диафрагмы, а именно диафрагменное число. И величины эти называются степами. Такие значения выбраны, чтобы было легче пересчитывать – переход от одного степа к другому – уменьшение светового потока на матрицу в 2 раза.

Теперь поговорим о поле зрения. В свое время цифры поля зрения относительно той информации, которую мы увидим нашими глазами на экране монитора (брался, кажется, монитор с диагональю 12 дюймов для этих табличных значений, а формат матрицы – 1/3 дюйма) были всем широко известны на нашем рынке. Так, например, чтобы читать номер автомобиля, надо иметь ширину поля зрения не более 4 метров. То есть, если сектор обзора камеры в точке нахождения автомобиля не превышает 4 метра, номер увидите. Чтобы заметить человека – поле зрение не более 20 метров. Чтобы опознать незнакомого человека – не более 2 метров. И т.д. И как-то не очень все это привязывалось к разрешению. Какое есть, в том и увидите. Речь шла о масштабе изображения.

Но надо же продвигать высокое разрешение. И о поле зрения как-то разом рынок «забыл». А потребитель наивно стал полагать, что с удвоенным разрешением он теперь все будет видеть на удвоенной площади: поставил одну камеру на обзор всего двора, и все номера автомобилей, все лица злодеев, как на ладони. Рынок, правда, потребителя в этом не убеждал, потому что врать нехорошо. Но и разочаровывать не стремился.

Поговорим и мы о высоком разрешении.

Опять отправимся на профессиональные рынки, на их порталы, потому что на наших вы такое днем с огнем не сыщете.

Можете посмотреть рекомендации по выбору видеокамеры для нужд видеосъемки. И там вы найдете замечательные рекомендации: разрешение 4К воспринимайте исключительно как рекламный ход, если у вас не полноформатная матрица, потому что вы никогда это разрешение не реализуете, а если все-таки реализуете, то получите жуткие шумы на изображении. Вот так. 

А на нашем рынке нас уверяют, что высокое разрешение – это именно то, за что стоит бороться, за что платить большие деньги. Кстати, о «больших деньгах» – на рынке профессиональных камер вы можете найти предложения камер с разрешением не более Full HD, а ценой от полумиллиона рублей. И при этом она всего лишь снимает. Даже Wi-Fi «на борту» не имеет. И вообще, минимум автоматики, даже трансфокатор ручной (специально задался целью отыскать на рынке ручной трансфокатор – все цены на подобную технику начинаются от полумиллиона; для нас, бедных только сплошь автоматика и «интеллектуальные интерфейсы»). Моя камера, которой снимаю свои фильмы, тоже не может похвастать разрешением 4К. Тем не менее, «картинка» разительно отличается от тех, что предлагаются на нашем рынке. Нет 4К, зато есть очень широкий динамический диапазон, есть очень ровная гистограмма.

Мы договорились, что задачи видеонаблюдения и видеорегистрации мы рассматриваем как абсолютно независимые друг от друга и самостоятельные.

Начнем с наблюдения в реальном времени. И вот вам информация, о которой наш рынок предпочтет умолчать, если сам о ней в курсе.

Разрешение Full HD начинает быть заметным на экране с диагональю не менее 27 дюймов (почти 70 см). Разрешение 4К начинается с диагонали 39 дюймов (считайте, метр по диагонали). Замечу, что производители наших бытовых телевизоров этому постулату следуют. Вы не найдете в продаже телевизор с диагональю 50 см, на коробке которого красовался этот примечательный индекс «4К». Для демонстрации камеры с разрешением 8К на выставку в Лос-Анжелесе фирма Samsung специально привезла и смонтировала экран с диагональю 12 метров.

Зато на презентациях нашего рынка я встречал целые линейки мониторов с диагоналями от 12 до 24 дюймов с заявленным поддерживаемым разрешением 4К. Тогда я заметил докладчику, что представленная линейка мониторов уже закончилась, а 4К пока так и не начиналось. Ну, и совсем «шедевр» – видеодомофон с разрешением 4К. Тут все сразу – и мизерный формат матрицы, и экран, как у смартфона. Но и смартфоны с разрешением 4К уже вовсю предлагаются.

Помните анекдот про слона: «Съесть-то он, может, и съест, да только кто ему даст?». Вот и тут то же самое – заявить и даже выдать в действительности можно, что угодно. Только кто это увидит?

Потому что смотреть будет, как ни странно, человек, если мы говорим именно о видеонаблюдении. С конкретными «техническими параметрами» своего зрения, которые вот так одним заявлением изменить не удастся – миллионы лет нужны. Да и природа слишком мудра, чтобы расходовать свои ресурсы без очевидной мотивации.

video-popov1.png

Вот сову, в отличие от нас, Высший разум наделил несравненно более высоким разрешением глаз. У нее формат сетчатки (считайте, матрица) такой огромный, что даже мозгу пришлось подвинуться. Оттого никакой особой мудростью сова не обладает. И цвет ей не нужен, потому что по ночам себе еду добывает. И объектив – зрачок – имеет огромную светосилу, вон, какие глазищи – целые блюдца. Оттого и видит мышь с высоты 200 метров. Никому из рода человеческого такое не доступно. Но, уверяю, было бы надо на самом деле, Всевышний бы позаботился и о нас. 

Если на экране с диагональю 70 см разместите 1920 х 1080 = 2,074 МПикс, вот тогда сможем их разглядеть. Если, конечно, собственное зрение к «1» приведем. Возможно, кому-то это по силам будет сделать только в очках. А если экран поменьше окажется, будут эти пикселы сливаться для нас – по несколько штук в один. И в результате увидим не то, что нам предложил рынок, а то, что смогли по своей природе. Если экран меньше окажется, то для чего было «копья ломать»? Добиваться высоченной пропускной способности каналов? Вкладываться в дорогущие компьютерные мощности, чтобы эти потоки обработать? Если смотрим, а все равно не видим?

Ну, а теперь давайте вспомним весь свой практический опыт по оснащению объектов – много вы видели постов охраны с мониторами даже 70-сантиметровой диагонали, не говоря уже о метровой? Причем, такой экран должен быть в распоряжении всего одного изображения. Если смотреть за единственным сюжетом, логичней просто расположиться напротив него и на все взирать непосредственно глазами. Ну, а если еще и бинокль взять, то точно разрешение картинки повысите. Разве что за опасными производствами смотреть издалека. На самом деле все происходит наоборот: если уж есть такой внушительный монитор, на него выводятся разом хорошо, если 16, но гораздо чаще 32, а то и больше изображений. И реальный размер картинки становится близок к «домофонной». Тут уже и классических PAL-овских 550 линий будет через край.

Теперь перейдем к организационным моментам, которыми руководствовались при построении систем 20-летней давности, но которые напрочь позабылись во времени. Хотя сам человек за это время никак не изменился.

Самый, пожалуй, главный постулат видеонаблюдения, который был определен в результате многих и долгих исследований: один подготовленный оператор в состоянии одновременно контролировать 6-8 изображений. Мой личный опыт показывает, что разумный максимум – это шесть. 

И именно подготовленный, а не бабушка-консьержка и не студент на подработках в едином центре сбора данных. Именно столько изображений контролировали практически все операторы систем казино, которые нам довелось оснащать. Каждое изображение было представлено на отдельном мониторе с диагональю 12 дюймов. Мониторы были выстроены в единую панель. Мониторов было, как правило, 8, но не задействованные в данный момент в игровых ситуациях намеренно выключались, чтобы не отвлекали внимание, которое у оператора было явно на пределе. Потому что он не позволял себе даже сесть в кресло, а работал стоя. И максимальное время его непрерывной работы составляло 2 часа. Потом его сменяли. Вот такое оно – видеонаблюдение, если действительно стоит задача наблюдать.

Во многих здравых системах на одного оператора приходилось всего 4 изображения. Достаточно стандартная была схема: на одного оператора приходился один квадратор и два монитора. На одном мониторе непрерывно просматривались изображения от 4-х камер, а на втором – полноформатное изображение от выбранной по какой-то причине одной камеры из числа этих четырех. Пять изображений оператор в состоянии наблюдать в достаточно краткий период повышенного внимания к какому-то событию. Эти операторы нередко работали сутками, поэтому вариант казино на 6 изображений непрерывно для них был явно чрезмерен. Если камер, скажем, восемь, то операторов становилось два. И т. д. Пока торжествовал здравый смысл и профессионализм тех, кто отвечает за безопасность, а не сугубо рыночные предложения.

video-popov2.pngТакже все понимали и брали в расчет, что для управляемой камеры (на поворотном устройстве с трансфокатором объектива) должен быть выделен отдельный оператор, поскольку если наблюдаешь динамическую картинку, перемещающуюся по объекту с изменяющимся масштабом, ни на что другое внимания уже не хватит. Вот этот постулат неплохо бы вспомнить применительно к нынешним системам – вывод в центр мультиэкранного изображения какого-то одного выбранного, изменение масштаба на экране, выборочный просмотр любых фрагментов – это полное переключение внимания на одно изображение с потерей контроля остальной видеоинформации. Не стоит также никогда забывать про т.н. отвлекающий маневр, когда событие на одном изображении может развиваться намерено с целью отвлечения внимания от действительно актуальной сцены на другом изображении.

Ну, и совсем нынче забыли про временной фактор. Про допустимое время реакции. Потому что для системы безопасности самое главное – своевременная и адекватная реакция на обнаруженную опасность. Под реакцией может пониматься не только контратака, но и бегство (было и такое в нашей практике). Будет совсем обидно: увлекся просмотром и не успел убежать. Уверяю, как только будут досконально анализироваться угрозы и строиться модели реагирования на них, все окажется намного проще по части наблюдения – никакого времени на детализацию и рассматривание в высоком разрешении просто не останется – все будет измеряться секундами. А из всей информации будет выделяться не максимум, а, наоборот, минимум, необходимый для принятия решения. Или кто-то может вспомнить номер автомобиля, с которым удалось благополучно разъехаться в последний момент? Или кто-то сможет описать шофера, сидевшего за рулем? Разум оставляет нам самый минимум информации, чтобы всячески сократить время на ее обработку и дать достаточно времени на активные действия.

Ну, а теперь перейдем к оценке задачи видеорегистрации.

И, что самое главное, четко сознаем, что само событие уже произошло, коли есть, что регистрировать. Ни о каком предотвращении речи не идет. Даже, если событие имело место десятую долю секунды назад, оно все равно произошло.

Вот тут уже высокое разрешение действительно можно реализовать. Пусть и не в художественном плане при наших-то форматах матриц и неизбежных при этом шумах, но в плане информации – точно. И пусть наш реальный монитор имеет диагональ всего-то 12 дюймов, но возьмем из общей картинки, например, с полем зрения метров 20 один ее фрагмент метра на 4, на котором фигурирует какой-нибудь автомобиль, вырежем только этот фрагмент и развернем на наш 12-дюймовый монитор. Останется из общего Full HD на нашем вырезанном фрагменте пусть даже и не 854х480 пикселов, а и того меньше – скажем, 640х360, и все равно сможем прочесть номер этого автомобиля.

Собственно, в фотографии весь смысл борьбы за высокое разрешение в том и состоит за редким исключением (печать огромных постеров) – работать не со всем полем снимка, а только с каким-то выделенным фрагментом. И в абсолютном большинстве случаев разрешение на выходе приходится даже специально снижать.

Всевозможные размещения в соцсетях даже не беру в расчет – там только перегружать сеть и тормозить просмотр, но и печатать больше, чем 300 точек на дюйм, никто не будет – смысла нет, мы по-прежнему не сова, а всего лишь человек. Снимок в RAW, когда сигнал снимается непосредственно с матрицы, минуя какое-либо предварительное сжатие в камере, может «весить» 25 Мб и более. Но это всего лишь сырье для дальнейшей обработки. На печать в таком виде никто его выводить не станет.

Здесь все то же самое – высокое разрешение видео на нашем рынке – это всего лишь сырье для дальнейшей работы с видео. Но это всегда уже потом. Ну, и в зависимости от самой такой работы, конечное качество не то, что может не блистать высоким разрешением, а быть вообще уже не в виде видео, а какой-то специальной информации (для случаев т.н. «машинного зрения»).

В общем, действительно существуют задачи, рассчитанные не на прямое представление информации в форме видеороликов, где собственно видеосигнал выступает лишь промежуточной частью обработки информации. Только задачи эти носят все-таки узкоспециализированный характер, к безопасности, как правило, отношения не имеют, и массовый рынок не отражают.

А мы говорим именно о массовых типовых потребностях. Для таких задач любые системы регистрации – это средство расследования уже состоявшихся происшествий. Мало того, что безопасности не состоялось, так еще и само расследование очень часто сам владелец и эксплуатационник системы проводить оказывается просто не вправе.

Куда дальше двигаться или , как минимум, о чем имеет смысл задуматься

С этих позиций и посмотрим на большинство нынешних типичных систем и попробуем проанализировать, как можно системы видоизменить, чтобы и эффективность, как минимум, не падала, и денег бы такие системы стоили на порядок меньше. От системы надо взять все, что она действительно способна дать для решения задачи, и не ждать того, на что она в принципе не способна. И уж тем более, за это не платить.

Некая гипотетическая современная IP-система. Когда слышу, сколько камер установлено на том или ином объекте, у меня возникает только один вопрос: а сколько операторов единовременно эту систему эксплуатируют? Мне хватило одного телевизионного репортажа из единого центра сбора данных, чтобы понять для себя, что никакого «Безопасного города» у нас нет.

Если перед оператором изображения от 32-х, 64-х и даже 16-ти камер, считайте, что вы играете с оператором в рулетку на вашу безопасность – обнаружение грозящей вам опасности носит откровенно случайный характер. Если изображений будет всего 6-8, шансы на обнаружение события в реальном времени существенно повышаются.

Но при условии, что оператора не будут перегружать такой работой и вовремя сменят. Для начала, вероятно, надо сузить и максимально конкретизировать задачи для тех, кто за эти задачи отвечает.

Человеческие ресурсы всегда конечны. И опасное заблуждение – стремление компенсировать эту конечность бесконечностью технических средств. В данном случае, камерами. Напротив, количество камер не должно превышать возможности человеческого ресурса. И количество их надо не увеличивать, а, напротив, уменьшать, если мы говорим о видеонаблюдении.

«Свести к минимуму пресловутый человеческий фактор!» – это фраза, однажды прозвучала именно на нашем рынке. А кто реагировать-то будет? Кто будет спасать, предотвращать, стрелять?

Поэтому мы подойдем с другой стороны – именно от человеческого фактора и стоящих перед ним задач.

Сколько есть в штате операторов? Кстати, с позиции требуемой квалификации тоже полезно оценивать предлагаемые технические решения. Какая важнее квалификация – настроить сеть, прописать в нее камеру, перезагрузить систему или все-таки быстро бегать, хорошо стрелять и владеть навыками рукопашного боя? Очень неплохо, если приоритетных знаний и умений достаточно еще и для работы с техническими средствами. В противном случае придется наращивать именно человеческий фактор. 

Пусть количество операторов всего два. Тогда надо решить приоритетные задачи безопасности, имеющие целью предотвратить возможную опасность, от силы 12 камерами. А лучше, если их будет восемь, так надежней.

Определить восемь рубежей безопасности и их контролировать в режиме видеонаблюдения. Общая идеология такова, что несанкционированная попытка пересечения рубежа, любые подозрительные действия требуют немедленной реакции на предотвращение таких действий. Никто никаких целей идентификации на данных рубежах не ставит. Сначала предотврати, потом будешь определять личность, цвет глаз и волос. Временной фактор на данных рубежах измеряется секундами. Увидел сомнительное событие – бегом вперед и реагировать. Разбор полетов будет потом. И эти требования, уверяю, определят необходимые технические параметры.

Если надо разом видеть даже 4 изображения (не говоря о 6-ти или 8-и), каждое из них выводить на экран в 27 дюймов смысла нет – не охватить одним взглядом одному человеку такую площадь. Да и не факт, что размеры помещения операторской это позволят. 

Исходить надо из реальности. На всевозможные идентификации, требующие отдельных управляющих действий, времени точно не будет. Поэтому, скорее всего, ваше Full HD останется для этих камер невостребованным качеством. Какое возможное время развития опасности? 1-2-3 минуты? На какое удаление от поста силы реагирования могут добраться за это время? Вот и максимальное оправданное удаление вашего видеоконтроля. 

Знаете, откуда появились 12-мильные территориальные воды? Все очень просто: это была на тот момент предельная дальность стрельбы береговой артиллерии. Если пушка не достает, значит, воды уже ничьи – за их пределами можно творить, что хочешь. 

Если добраться не успевают, значит, надо добавлять еще пост (посты), но не все дальше и дальше отставлять камеры от поста. Сложный периметр? Можно его «спрямить» именно видеонаблюдением. И получается, что по части видеонаблюдения никуда мы особо далеко и не ушли в нашем развитии. Все потому, что оператор наш никуда не ушел. Ну, не случайно же при разработке стандартов телевидения было взято предельным именно разрешение 550 ТВЛ, спектр видеосигнала 6 МГц. Наверное, исходили из того, что вполне достаточно будет.

Ладно, если очень хочется HD, ставьте HD. А сеть-то для этих камер зачем строить? Совершенно спокойно в реальном времени по витой паре и передадите сигнал. И никаких задержек не будет по 1-2 секунды, никаких квадратиков на изображении, никакой необходимости в перезагрузке, никаких проблем в ночное время по причине шумов из-за недостатка освещения и резко увеличившегося битрейта. Кстати, для ограниченного количества камер с конкретными определенными функциями вполне можно и нужно организовать полноценное освещение, требующееся, прежде всего, именно для человеческого фактора при возможном реагировании на опасность.

А главное, практически никакой магистральной аппаратуры. Вся она только на передающем и приемном концах. Возможно, и просто по коаксиальной линии удаленность камеры позволит сигнал передать. Тогда и вовсе никакой. Самый дорогой элемент современной системы сведен к самому минимуму.

А дальше, если очень хочется, заводите сигналы на регистратор (а вы так и сделаете, чтобы, как минимум, себе мультиэкран получить). Он тоже имеет сетевой выход. Можете для поклонников IP его в сеть включить – на надежности системы это уже не скажется, никаких задержек для ваших операторов не будет. Ну, а те, кто очень хочет просто удаленно наблюдать, не будучи непосредственно задействованным в процесс безопасности, пусть наблюдает. Уж так, как получится.

Собственно, так и построены «безопасные города» в Китае – стеклянная будка с полицейскими, на каждого приходится 4 монитора с изображениями от вверенных ему 4-х камер, удаленных от этой будки не далее 1 километра (далее начинается зона ответственности другого поста). Увидев событие, полицейский вскакивает на мотоцикл и едет или бежит бегом к месту действия.

А далее регистраторы пишут всю информацию и увязаны в сеть между собой. Таким образом, к записанной информации имеют доступ все заинтересованные структуры, будучи подключенными в эту сеть. Их функции уже чисто административные, они могут оперировать и состоявшимися событиями.

Ну, а теперь переходим к видеорегистрации. Причем, в самом высоком разрешении, на которое способен наш рынок. А он по части регистрации способен на многое. Хотите 4К? Да, ради Бога! Только кто мне вразумительно ответит, зачем регистрацию производить именно на центральном посту? На центральном компьютере?

Установить камеру с высоким разрешением никаких проблем не представляет. Проблемы начнутся с передачи этого сигнала.

Сначала скорость передачи по сети должна будет позволить это разрешение передавать со скоростью не ниже 25 к/с, если хотим еще и смотреть. Сколько у нас камер в сети? И каждая поддерживает высокое разрешение? Значит, наш компьютер должен будет в состоянии «потянуть» этот гигантский поток данных, обработать его, записать, да еще наверняка какие-то задачи видеоаналитики на него подвесили. Может, роту вооруженных солдат дешевле нанять для охраны объекта, чем такой почти пентагоновский компьютер приобрести с полным необходимым программным обеспечением? И молотит такой компьютер круглосуточно. 

Ладно, пусть без особых изысков – все сигналы на многоканальные регистраторы завели. Пусть они пишут и скидывают информацию в терабайтные архивы. И все ради того, что вдруг что-то случится, и потребуется эта информация для следственных действий. Да еще и не тебе лично, а некоему следователю. Но информация потребуется не за весь период, а за какое-то конкретное время. И явно, что не со всех камер, а с 1-й, 2-х, максимум 3-х. А камер в системе, скажем, сотня. Но ради этого чисто вероятностного события была построена стоканальная система передачи, являющаяся теперь самым дорогим звеном системы, построена система регистрации, единая на 100 каналов. Построено хранилище данных. А как в этой громадной свалке информации отыскать теперь нужную? Значит, создана рынком и закуплена специальная программа поиска данных в архиве.

Что-то тут не то. Не кажется?

У многих в автомобилях есть видеорегистраторы. Есть, и есть – слава Богу, что нам запись с них не нужна. А если вдруг понадобилась, вынимаем карту памяти, идем домой, вставляем в компьютер и любуемся. С одной картой ваш компьютер справится без труда. Скорее всего, даже при разрешении 4К – и такие регистраторы уже вовсю продаются. Вот с редактированием – это не факт. А надо редактировать? Тогда можно с этой же картой в кармане поискать компьютер помощнее с уже установленным редактором видео. И пока всем как-то хватает этого алгоритма. Никому еще не пришло в голову организовать единый центр сбора данных с автомобильных регистраторов, организовав миллионы каналов передачи и миллионоканальную систему регистрации.

Во всевозможных природоохранных подразделениях применяются так называемые фотоловушки. В действительности камеры эти могут снимать и видеоролики по датчику движения и даже передавать изображения, если уж очень срочно надо, по каналам мобильной связи. Но опутывать тайгу компьютерными сетями огромной пропускной способности, прокладывать ради этого по горам и оврагам оптоволокно пока еще никто не придумал. Так почему в наших стандартных системах, чтобы записать видеоинформацию, непременно надо тащить сигнал в некий отдельно определенный пост? Почему за этой записью не прийти самому к этой камере и скачать, что необходимо, подобно тому, как я после путешествий скидываю видео с камеры на компьютер для дальнейшей работы с видеоматериалом? 

Особо умилительно выглядят подобные задачи где-нибудь в офисах. Когда под подвесными потолками прокладываются кабели, штробятся и сверлятся стены, вместо того, чтобы просто пройти в соседнее помещение к камере и скачать с нее информацию. И никакого поиска камеры по архиву не понадобится – ногами подойдешь именно к той камере, которая и смотрит на необходимую сцену. И работать придется с одним единственным потоком, а не выделять предварительно необходимый поток из общей массы.

Понадобится следственным органам запись с камеры регистрации, выдайте им стремянку, и пусть хоть камеру снимают, хоть на месте скачивают. Никуда не денутся – если доказательная база существует, их дело ее получить безотносительно удобства ее расположения.

Самый дорогой элемент нашей современной системы видеонаблюдения любого высокого разрешения просто исключается из системы, как таковой. Как вы включаете свой видеорегистратор в автомобиле? Просто подаете на него питание. На этом весь процесс и заканчивается. Никаких линий передачи вам тащить не надо, и ничего прописывать не надо. Представьте на секунду, что изображение с видеорегистратора будет выводиться еще и на отдельный монитор в салоне. Это пойдет только в минус общей безопасности, поскольку текущую информацию вы видите и так, а отвлекающий фактор получится ощутимым. Вот примерно так и работает сегодня основная масса видеокамер в IP-системах видеонаблюдения. В огромных количествах без какой-либо реальной текущей пользы, установленные, на самом деле, ради записи, которая может быть когда-нибудь понадобится. А, может, и нет.

Все, что потребуется для такого объектового видеорегистратора – подать на него питание, снабдив носителем на определенный требуемый объем. Думаю, что жесткого диска на 1 терабайт для любой разумной системы более чем хватит. И задать алгоритм записи «по кольцу». Как в том же автомобильном регистраторе. Если событие имело место месяц назад, а вы до сих пор о нем не знаете, значит, важность события соответствующая. Или общая организация на объекте соответствующая. Но это к видео уже отношения не имеет. Есть возможность многократно дублировать записанную информацию с разных ракурсов. Вот в такой структуре «случайное пропадание записи» со всех камер разом изобразить не получится – умысел будет налицо, если информация продублирована.

Ну, и ценовой фактор. Сколько стоит автомобильный видеорегистратор? 6-8 тыс. рублей – это уже с GPS-привязкой, а то и с антирадаром. Разрешение – ну, конечно, не ниже Full HD. В общем-то, все мы много раз видели по телевизору во всевозможных развлекательных передачах результат их работы. Для практических целей вполне достаточно. И ведь все еще и работают при отрицательных температурах, пока салон автомобиля не нагрелся.

Осталось идею довести до ума. Сделать законченный товар из физического продукта, который уже давно существует, предусмотрев все мелочи и нюансы – возможные условия эксплуатации, удобство монтажа и обслуживания.

Почему рынок этого не сделал до сих пор? Думаете, никто не додумался? Подозреваю, что даже заикаться об этом рынок боится – пропадут огромные деньги, которые сегодня потребитель платит ни за что.

А вот почему подобное до сих пор не запросил сам потребитель? Полагаю, только потому, что полностью находится под влиянием рынка ТСБ. А о собственно самой безопасности думать некому.


Поделиться:

Все права защищены
© ООО АДВ Секьюрити,
2003—2020
Яндекс.Метрика
Метрика cайта: новости: 7749 (+2) | компании: 527 (+1) | бренды: 417 | статьи: 1000

О проекте / Контакты / Политика конфиденциальности и защиты информации

Techportal.ru в соц. сетях