Статьи рынка безопасности

События

  • Выставка 18/05/2022

    Securex KazakhstanАлматы

  • Выставка 30/09/2021

    Kazakhstan Security SystemsНур-Султан

  • Выставка 17/11/2021

    SFITEX 2021 Санкт-Петербург

Александр ПОПОВ: «Знания – это независимость»

  • 08.05.2021
  • 1840

изображение_2021-05-09_140145.png                                 Александр ПОПОВ: «Знания – это независимость»


             В гостях у главного редактора ТЗ Екатерины Гурьяновой ветеран и один из                                                 лучших аналитиков нашего рынка.






– Каков он сегодня, российский рынок безопасности? его характеристики с точки зрения маркетолога.

 – Вопрос, как говорится, «не на один стакан». Сразу же хочется ответить вопросом на вопрос: что понимать под рынком безопасности? Каков продукт этого рынка? Безопасность? Тогда – следующий вопрос: что понимать под безопасностью? 

Наверное, касательно именно нашего рынка надо говорить исключительно о рынке технических средств, которые могут использоваться, в том числе, и для обеспечения безопасности.

Другое дело, что этот рынок взял да и назвал себя рынком безопасности. Просто потому, что так привлекательнее с точки зрения маркетинга. Чем на более низком уровне в иерархии находится потребность, тем привлекательней на этой потребности строить рынок, поскольку потребитель удовлетворяет свои потребности «снизу вверх», и пока не закрыл нижние уровни, к верхним не переходит. Безопасность на самых нижних позициях, а, значит, никого не минует. 

Но, замечу, мы в своем сознании рынок лекарственных препаратов четко отделяем от рынка здравоохранения. Даже от злосчастного «Ковида» опасаемся прививаться без полноценного медицинского обследования – понимаем, что вакцина вакциной, а не худо бы поиметь личные гарантии специалиста именно по части здоровья. А вот в безопасности запросто передали все полномочия в принятии решений рынку технических средств. Не сразу. Процесс этот успешно шел на протяжении лет двадцати с нарастающим итогом в пользу рынка ТСБ. Поначалу «безопасность» ставила именно потребительскую задачу, а рынок ТСБ предлагал свои варианты, повышающие эффективность с точки зрения снижения стоимости решения. Образно говоря, надо вырыть яму, можно это сделать лопатой, но экскаватором оказывается дешевле – делаем экскаватор. При этом изначально стоит задача вырыть яму, и принципиально не важно, каким способом. Сегодня ситуация перевернулась с ног на голову – рынок решает, что уже вполне может создать экскаватор. И создает. Экскаватор действительно может вырыть яму. И вполне достойную. Но нужна эта яма или нет, самому рынку уже не важно. Ему важно продать то, что он создал. Для этого он убеждает клиента, что яма тому просто необходима. Даже много ям. Средства для рытья этих ям рынок уже готов предложить. И рынок побеждает. Повсеместно появляются ямы. Нужны они на самом деле или нет, это уже не важно.

Действия рынка вполне поддаются логическому объяснению. Да, это не есть правильный маркетинг. Это в чистом виде сбытовая концепция развития, которая проходит, как обозначено в учебнике, только, когда потребитель еще не разобрался в своих предпочтениях. Вы сами не знаете, нужны ли вам многочисленные ямы – вот самое время вам экскаватор и продать. Если потребитель профессиональный или просто четко представляющий свои потребности, такой номер не проходит. Он сам скажет, что экскаватор вам придется оставить себе на память о вашей маркетинговой безграмотности, а ему сейчас нужна бетономешалка, потому что не ямы ему нужны, а, напротив, ровная бетонная площадка. 

Безопасность подставилась под рынок ТСБ. Как начинающий боксер. Почему так произошло? Вероятно, причина не одна. На начальном этапе безопасность и рынок ТСБ работали вместе и согласовано. Чему-то друг у друга учились. Где-то на начальных этапах рынок ТСБ стал выступать со своими вполне разумными инициативами, благо, рядом был тот, у кого можно было учиться. В свою очередь безопасность начала какие-то моменты передоверять рынку ТСБ, полагая, что тот справится с задачами начального уровня. Дальше – больше. Только безопасность не учла главного: рынок – это рынок. И у фирм на этом рынке, как и на всех других, безопасность не является корпоративной целью. Только прибыль, рост и дальнейшая деятельность, которых рынок добивался и будет добиваться. Это все азбучные истины, взятые из учебников по маркетингу. Ни слова от себя. А безопасность, вероятно, в очень большой массе (не скажу, что вся и везде, поскольку все-таки, к счастью, приходится сталкиваться и с настоящими профессионалами) очень устроил тот момент, что огромный пласт их работы фактически добровольно забрал себе рынок ТСБ. Результат выше – рынок сказал, что надо копать ямы, значит, будем копать ямы – нужны деньги на экскаватор, который, как раз, рынок создал по самому последнему слову техники. Поэтому, честно говоря, сам не знаю, когда наступит нокаут в этом поединке. Но он точно наступит, если команда от безопасности не выставит другого, опытного и грамотного бойца. 

Итак, рынок ТСБ успешно и стремительно продолжает развиваться. Достаточно просто взглянуть на количество игроков, которое множится, как грибы после дождя. Никакого дефицита любых анонсированных товаров на рынке нет – все, что угодно, в любых количествах и прямо сейчас (или в разумные сроки). Даже пандемия, хоть и не прошла без последствий, но к серьезным разрушениям не привела. 

А вот можно ли считать рынок профессиональным, как лет 10–20 назад, это большой вопрос. Поскольку считаю, что на профессиональном рынке именно потребитель обладает первостепенной грамотностью, совершенно точно знает свои требования и способен их сформулировать, а рынок должен исполнять эти требования потребителя, при необходимости подтягивая свой научно-технический и производственный потенциал до нужного уровня. И, напротив, если рынок будет диктовать потребителю свое видение мира, это будет объективно вести к деградации и самого рынка. 

– Главные достижения и главные проблемы сегодняшнего рынка ТСБ.

– Какие достижения? Я понимаю, что можно было бы сказать о массовом переходе на IP-платформу, о бешеном росте разрешения видеокамер, о глобальных системах мониторинга и т.д. Только в чем здесь заслуга нашего рынка? Совершенствование видеокамер идет от профессиональных рынков. А нам от него зачастую достаются либо вещи не востребованные, либо уже максимально упрощенные под наш рынок. То же касается и программных продуктов. Да, что-то под себя доработали, что-то упростили, что-то адаптировали. С определенного момента рынок стал развиваться не в самом себе, а получил мощное проникновение с рынка компьютерных технологий – им тоже надо развиваться, в том числе, и за счет проникновения в другие рынки. И вот на этом этапе одновременно с мощным, казалось бы, технологическим прорывом произошел гигантский отрыв от собственно безопасности, поскольку старый рынок худо-бедно поднатаскался под безопасность, с которой ему довелось работать бок о бок, а вот новая волна с этой безопасностью вообще контактов не имела. Представила свое собственное видение, а безопасность на этот момент уже оказалась перепорученной рынку ТСБ. 

Вот эта проблема носит очень серьезный характер. Не для рынка ТСБ, а для безопасности. 

Ну, а рынок ТСБ за счет этого мощного вливания извне, конечно, вырос гигантски. В общем, рынок явно насыщенный, с очень мощной конкурентной средой. Но проблем на рынке предостаточно. 

И в первую очередь, на мой взгляд, это явное снижение востребованности профессионализма, обвальное крушение уровня базовых знаний. Вспомни сама наши выставки двадцатилетней давности. Какие конкуренты? Мы все по-настоящему дружили. А закрытие выставки – это была мощная головная боль организаторов – все собирались вместе со всеми вытекающими. Мы перенаправляли клиентов в другие фирмы, если их профиль более соответствовал запросу клиента. 

То, что сегодня запросто выставляется, в том числе, и в качестве новой техники, даже не представляю, какую бы реакцию вызвало у ветеранов рынка той эпохи. В лучшем случае засмеяли бы. 

Если помнишь, я на питерской выставке был ведущим конкурса монтажного мастерства. Стояла задача удержать шоу на все время проведения собственно конкурса. То есть, собрать как можно больше болельщиков и сделать так, чтобы они не разошлись до конца мероприятия. Вот и был придуман непрерывный конкурс для болельщиков с вручением каких-то памятных призов. Естественно, стояла задача максимального позитива. Проще говоря, все должны были постоянно выигрывать. Поэтому в качестве вопросов для болельщиков – а это были в основном сотрудники фирм, от которых был представлен участник самого конкурса – я придумывал вопросы, не выходящие за пределы школьной программы. И то, максимально простые. Подразумевалось, что первый, выкрикнувший правильный ответ, тут же получает приз под дружные аплодисменты. В результате у меня случился просто шок. Зависимость сопротивления от того, «толстый» проводник или «тонкий» (именно так стоял вопрос, чтобы было поменьше серьезности; слово «сечение» я не стал использовать), постоянство тока и напряжения в зависимости от последовательной и параллельной схем включения, – вот те вопросы, которые участники нашего рынка, как оказалось, могут не знать. Я понимаю, что вряд ли те, кто что-то разрабатывает и производит, не обладают необходимым набором знаний, но те, кто непосредственно общается с клиентом, а оттого и находится на выставке, – запросто. Те, кто продает – запросто. И это – профессиональный рынок? Наш профессионализм нужен в самую первую очередь нашему клиенту. И где ему его взять? Сам клиент может и имеет право не обладать всеми знаниями. Ну, а коли уж взяли на себя роль «безопасников», объявив себя рынком безопасности, будьте любезны быть компетентными и в своей технике, и в безопасности. 

Но и это еще не самое страшное. Страшнее то, что желание получать необходимые знания очень часто просто отсутствует, хотя возможностей эти знания получить, причем совершенно бесплатно и из разных источников, сегодня в достатке. 

– Некоторые читатели считают тебя чуть ли не врагом технического прогресса. Между тем, IP, высокое разрешение, пришедшие из ИТ технологии и т.д., – разве это не есть свидетельства развития отрасли? 

– О! Сразу цитата: «Ты, что ли, такую машину изобрел? Молодец! У меня тоже был такой – крылья изобрел. Я его на бочку с порохом посадил – пущ-щ-щай полетает!» (из к/ф «Иван Васильевич меняет профессию»). 

А если серьезно, с этими читателями мы пока с разных планет. У нас разные критерии оценки. Тот факт, что многое из того, что сегодня преподносится в качестве прогресса, таковым я не считаю, это факт. Но и то, что настоящий прогресс присутствует, я отнюдь не отрицаю. Более того, сам достижениями прогресса стараюсь активно пользоваться в меру своего кошелька. Но с оговоркой – настоящего. А уж быть врагом… Я буду аплодировать любому прогрессу, если он действительно таковым является. 

Что понимают под прогрессом эти мои читатели? Я по натуре перфекционист. От слова perfect – завершенный. Если совсем коротко, то мне совершенно безразличны пути и средства достижения цели. Я буду смотреть только на конечный результат. Как говорил создатель нашей фирмы, которого, к великому сожалению, уже нет с нами: «Вы можете совсем не появляться на работе, лишь бы дело было сделано!». 

Прогресс не бывает сам по себе. Его надо направить на заранее прогнозируемый результат, и этот результат должен быть достигнут. Зачастую наш прогресс у меня ассоциируется с этаким любознательным пионером, ковыряющим отверткой найденный им неразорвавшийся снаряд с сугубо познавательными целями – а что из этого получится? Что-то непременно произойдет, только не факт, что результат кого-то обрадует. 

Поэтому давайте по-перфекционистски оценим прогресс в нашей отрасли. Вопрос в лоб: стало безопаснее за последние лет 20? Я один ходил в школу и свободно гулял в городском дворе, если память не изменяет, с 7-летнего возраста. С 10-летнего возраста один уже ездил на городском транспорте. Моему внуку сейчас 12 лет. Вот только-только мама начинает отпускать его до школы и обратно. При обязательном контроле посредством телефона. В мое школьное время мобильников не было вообще. Но был участковый, которого мы, мальчишки, знали и который каждый вечер, как темнело, надевал форму и выходил во двор, в котором, кстати, сам и проживал. И порядок контролировал, и детвору домой загонял, и с дворником имел диалоги, если где лед на тротуаре не убран.

Или кто-то действительно считает, что камеры повсеместно добавили безопасности? Ты прекрасно знаешь тот случай с сыном известного нам с тобой человека, отдавшего нашему рынку не один десяток лет. Да, потом по видеоинформации этого отморозка-наркомана задержали, потом посадили (уже чуть ли не в пятый раз). Но сына-то уже не вернуть. А еще страшнее другое. По информации от «Скорой помощи» было целых 10 минут на то, чтобы оказать первую помощь, и парня можно было бы спасти. Это что ж за безопасность такая? Кто выстроил такую концепцию с этими ситуационными центрами? Камеры зафиксировали, а время реакции исчисляется часами. Любая безопасность очень четко привязывается ко вполне определенному времени. На расчет «вручную» торпедной атаки, помню, давалось нам 14 минут (на первой секунде пятнадцатой минуты на экзамене автоматически получалась оценка 2 балла, независимо от точности расчетов, потому что расчеты в реальной боевой ситуации уже не понадобятся – сам получишь торпеду в борт), на оставление судна – 9 минут и т.п. 

И вот буквально сегодня натыкаюсь на заголовок в интернете: «Безопасность – это не результат, а процесс…» Ну, ежели так, то можно констатировать прогресс. Только без меня. Хотя, это сегодня действительно стало «визитной карточкой» безопасности – постоянные отчеты о том, что стало безопасней, потому что дополнительно установлены 100, 200, 300 камер. Но мой хороший друг, в прошлом старший офицер спецслужб, выходя на пенсию сказал: «Раньше спрашивали за результат, совершенно не интересуясь путями достижения, а сейчас за планы дают ордена. Я такое принять не могу». Может, оттого в этом «раньше» черную оспу в Москве сумели полностью блокировать всего за 5 суток, и никто, непосредственно не задействованный в этой операции, об этом вообще не знал? И летальность составила всего 2 человека – мужчина, завезший эту оспу из Индии, и его любовница. 

Я уже много раз говорил, что на рынке видеонаблюдения наша компания работает с 1994 года. Неужели я за столько лет не сумел бы оснастить свое жилище видеосистемой? Причем, совершенно бесплатно. Официально заявляю: ни одной видеокамеры у меня дома не установлено. Являясь абонентом «Триколора», я просто проигнорировал их предложение об установке камеры и приложения на смартфон с тем, чтобы где угодно и когда угодно иметь возможность наблюдать, что творится у меня дома. Думаете, я просто игнорирую вопросы собственной безопасности? Отнюдь. Но мне нужна безопасность, а не констатация состоявшейся опасности или возможность наблюдать удаленно ее развитие, будучи не в состоянии как-то на ситуацию повлиять. Поэтому в данной конкретной моей ситуации видеокамеры в принципе оказываются бессильны, оттого и не установлены. Ну, а средства на безопасность направлены на другие ресурсы и методы, которые действительно могут сработать. И срабатывали уже. 

Занимаясь более четверти века видеонаблюдением, я всегда говорил, что видеокамера – отнюдь не универсальное средство. Вполне возможно, что абсолютно независимо от своих параметров, она в принципе будет лишней в системе безопасности. И, напротив, при самых примитивных по сегодняшним меркам параметрах может полностью отвечать поставленной задаче. Объявлять о прогрессе отрасли на основе этих параметров – просто выманивать лишние деньги у клиента. А бывает, что такой «прогресс» является минусом для конечной задачи. Никому не приходит в голову раскрашивать в естественные цвета картинку на экране радара. Или пытаться изображать цели в их естественном виде. Потому что для задачи радиолокационного наблюдения отметки в виде точки (но точки гарантированной) более чем достаточно. 

И когда видишь откровенное «приклеивание» чужого, на самом деле, прогресса к своим изделиям без четко обозначенной конечной цели, сразу возникает подозрение либо в некомпетентности, либо в излишнем рвачестве представителей нашей отрасли. 

Ну, давай на тобой озвученных в вопросе примерах. IP. Само по себе IP – это не на нашем рынке появилось. Появилось уже достаточно давно. В эпоху сугубо аналогового видео. Первоначально Ethernet появился как военная технология, как система единого управления, связи, координации и т.п. в американской армии. Это уже потом все пошло в массы. И докатилось до нас, как только видеосигнал был успешно оцифрован и сжат. Я еще помню те дебаты, в которых сторонники аналогового сигнала кричали, что в результате сжатия теряется информация. На самом деле, теряется, но не так и не в тех объемах, ради чего стоило бы ломать копья в спорах – сам активно пользуюсь даже при работе над своими фильмами, где для меня действительно важны всякие «бабочки-цветочки», а не просто картинка заднего двора, как на видеокамере контроля. Можно найти применение на нашем рынке? Конечно, можно. Но рынок выдает, ни много, ни мало – «All over IP». То есть, кругом и везде, и только IP. И потребитель, который в массе своей уже стремительно теряет компетентность, ведется на это «All over…» В опросных листах сплошь и рядом – «Требования к камере – IP….» Безотносительно чего-либо. А рынок предупредил клиента, что IP-видеонаблюдение может иметь задержку изображения от реальной сцены на 1-2 и более секунд? Возможно, что если скорость реакции исчисляется минутами и часами, то это вообще не имеет значения. Но, например, когда мы оснащали сеть казино, представители заказчика нас просветили, что хороший шулер передергивает карту за 0,1 секунды. Интересно было бы взглянуть, как такой «прогресс» воспримет казино? Всю колоду за это время можно заменить. Сейчас, правда, казино – очень большая экзотика. И работают они с аналоговыми камерами высокого разрешения. Но в принципе, если говорить о безопасности, то 2 секунды – это очень большое время. Просто осознать, что ситуация, когда на нее надо будет воздействовать в реальности, будет отличаться от той, что увидел на экране, на целых 2 секунды. Увидели, что у злодея закончились патроны в пистолете, и отдаете команду на штурм. Но к моменту этой команды магазин злодей уже заменил и снова готов вести огонь. Даже на «ПМ» можно заменить магазин за 2 секунды, а уж на какой-нибудь «Беретте» или «Глоке», так и не один раз. Возможны и более серьезные задержки по целому ряду причин. Поэтому, да, сама по себе IP-технология является очень серьезным инновационным изобретением. Но это совсем не значит, что, примененная исключительно в целях дополнительной рыночной привлекательности без подробного анализа конечной ситуации она окажется прогрессивной для конкретной задачи. Может сработать на всю свою мощь, но с обратным знаком.

Снайперская отечественная винтовка, та, что самая прогрессивная на сегодня, имеет прицельную дальность 1,5 км. Это значит, что на такой дистанции отклонение пули от точки прицеливания не превысит 5 см. И не имеет никакого автоматического режима ведения огня. Автомат Калашникова имеет достаточную огневую мощь при стрельбе очередями, уникальную надежность и живучесть, при этом отклонение пули в автоматическом режиме на рабочей дистанции 400 метров может составлять и 50 см. Вооружите роту, идущую в атаку, снайперскими винтовками, и вы погубите всю роту. Дайте снайперу для выполнения его задачи автомат Калашникова, и вы провалите задание. Да, и в принципе весь этот «прогресс» весьма относителен. Взять то же высокое разрешение. Все это HD – оно очень разное в зависимости, в первую очередь, от рынка. 

«Срок давности» уже, думаю, прошел, поэтому предлагаю вспомнить. Можешь сама посмотреть в архивах рекламные модули на аналоговые видеокамеры в стандарте PAL. Какое там разрешение народ указывал? Сначала было 380 телевизионных линий, потом 420, потом 530, потом 550 а потом 600, 660, 700, 800. Дошло до 950. В результате в опросных листах на запрашиваемое оборудование мы от потребителя уже получали требования поставить видеокамеру и с разрешением 660 ТВЛ, и 700, было дело. Если пытаться объяснять клиенту, что такого просто не может быть, потому что не может быть никогда, клиент не станет слушать, уйдет к другому поставщику, который напишет в паспорте и 660, и 700. А клиенту будет этого достаточно. Но ведь можно было просто прочесть тому же клиенту в официальных СМИ рынка статью нашего сотрудника, который сейчас уже на пенсии, Владимира Николаевича Майстренко, грамотнейшего радиоинженера – «Спектр видеосигнала, как отражение потребительских параметров» (статья по сей день есть и на нашем сайте) и усвоить раз и навсегда, что в стандарте PAL «потолок» – это 550 телевизионных линий. Три раза автор переписывал статью, чтобы добиться понимания даже у неискушенных потребителей. И по идее, увидев в паспорте видеокамеры разрешение в 700 ТВЛ, потребитель должен сделать единственный правильный вывод – его просто обманывают. Не то, что видеокамеру, а гвоздь у такой фирмы опасно покупать. Но вместо этого он уже сам от себя выставляет такое невыполнимое по совершенно объективным законам физики требование в качестве обязательного. Ну, а поскольку проверить такое требование клиент не в состоянии, да, и не увидит никаких реальных различий на экране, поскольку все уже уперлись в «потолок», конкуренция дальше идет на уровне паспортов. А бумага-то все стерпит.

Я уже писал, что для демонстрации разрешения в 8К фирма Samsung привезла на выставку в Лос-Анжелес монитор с диагональю 12 метров. Не сомневаюсь, что в самом скором будущем в паспортах камер нашего рынка появится уже и 8К. А мониторы с 12-метровой диагональю в постах охраны появятся? Зато вовсю уже продаются видеодомофоны с разрешением 4К. А 4К вы увидите при диагонали экрана от 39 дюймов. Вы такие мониторы у видеодомофонов видели? А на том, что есть в массе своей, вам и 352х288 за глаза. Ничего нового все равно не увидите. Есть отдельные задачи машинного зрения, где высокое разрешение оправдано. Но к безопасности такие задачи напрямую не относятся. Это задачи штучные, отнюдь не массовые. Как снайпер, вооруженный самой современной винтовкой с задачей одного, но точного и дальнего выстрела. Для массового боя нужен все же АК с максимальной надежностью и максимальной скорострельностью. А коли заявленное 4К (даже HD) на реальных картинках реальных мониторов в реальных системах все равно не увидеть, дальше уже можно конкурировать паспортами. Когда я впервые увидел видеодомофон с заявленным разрешением 4К, я сразу предложил поставщику увеличить его до 8К. Все равно никто уже давно ничего нового на экране не видит – можно не стесняться. Вообще, самое простое – указывать в качестве конкурентных преимуществ те, что никогда не получится проверить. 

Но можно же просто включить голову, зайти на порталы, посвященные профессиональному видеооборудованию, и просто сравнить цены на позиции «их» и «наши» со сравнимыми характеристиками. И подумать, откуда что берется. Если матрицы для профессиональных камер и камер смартфонов режутся из одного общего выращенного листа, при этом матрица формата 24х36 мм имеет то же разрешение, что и мизерная матрица смартфона, то «откуда что берется»? А то, что в «Фотошопе» уже на сделанном снимке можно добавлять разрешение по своему вкусу, не задумывались? Программа вам сама «насыпет» пикселов, сколько пожелаете. Высчитает градиенты по границам, раскрасит добавленные пикселы, чтобы переходы плавными оставались. Но к реальности это уже не будет иметь никакого отношения. Главное, чтобы клиенту понравилось. 

Впервые я взял в руки кинокамеру (тогда видеокамера стоила, как автомобиль «Волга», причем с такими ТТХ, что сегодня никто бы и не взглянул) в 9 классе. Сегодня снимаю видеокамерой. Причем, цена ее побольше будет, чем любой IP-видеокамеры на нашем рынке. И никакой связи с интернетом не имеет. И есть мечты пройти еще вперед в сторону прогресса. Пока деньги не позволяют. И вот заметь, никаких приложений, никаких встроенных телефонов, навигаторов и проч. А стоит, как 2-3 новейших смартфона, каждый из которых имеет в своей конструкции по 2-3 встроенных камеры. Хотелось бы и еще прогрессивнее – по цене 5-6 смартфонов, но это уже, наверное, в следующей жизни. Получается, что, если я не использую видеовозможности смартфона, которые мне бравурно декларирует реклама, я противник прогресса? А может, я просто по-настоящему представляю себе прогресс в этой области и способен отличить его от «притянутых за уши» конкурентных преимуществ? 

Один наш известный отечественный производитель, в том числе, и охотничьего оружия, откровенно не выдерживающий конкуренции с достойными импортными производителями по самым ключевым параметрам, решил взять клиента этаким «прогрессом» – встроил в базовый комплект и коллиматорный прицел, и подствольный фонарь, и видеокамеру (куда ж нынче без нее?), и некий «бортовой компьютер», показывающий количество и тип как заряженных, так и отсрелянных (как ни пытаюсь, не могу понять, зачем?) боеприпасов. Цена этого «прогрессивного» чуда в четыре раза превышает цену базовой модели, которая не выдержала конкуренции с зарубежными аналогами. Мое любимое и самое рабочее ружье ничего этого не имеет, – только пару стволов, ствольную коробку, ударно-спусковой механизм и ложу. При этом цена его ровно в два раза больше, чем этого «инновационного» чуда наших прогрессивных оружейников. Просто потому, что я могу отличить настоящий прогресс от банального влияния дополнительных гаджетов на неокрепшие умы начинающих пользователей. И преклоняюсь перед профессиональными знаниями создателей моего ружья, определивших, что сужение диаметра на отрезке, длиной 185 мм от чокового сужения на 0,4 мм, дает исключительно равномерную осыпь на рабочей дистанции выстрела. Согласитесь, здесь нужны по-настоящему профессиональные знания. Также на моем ружье впервые применена схема 4 подствольных крюков в системе запирания. Кованая ствольная коробка, серебряная пайка стволов – это уже по мелочам. Для оценки этого прогресса уже нужны знания, которые приобретались мною более 20 лет. Этот прогресс я принял мгновенно, как только увидел. А занимался бы я стендовой стрельбой, мой бюджет на ружье начинался бы от 7 и далее этих суперинновационных ружей с камерами и фонарями. И опять только стволы, коробка и ложа. Просто с увеличением объема знаний меняются и критерии прогресса. И начинаешь видеть причины «псевдопрогресса», против которых я, как раз, часто и выступаю. Обожаю итальянских оружейников. Ведь руины были после войны. А сегодня многие очень даже именитые бренды, из ружей которых стреляют чемпионы мира, появились и вовсе в 21 веке. Но сразу сориентировались на профессиональный рынок и работу под клиента. 

Почему наш отечественный производитель оружия пошел по пути «инноваций» в плане обвески? Потому что оказался не в состоянии конкурировать по ключевым параметрам – кривизна ствола может быть видна просто глазом. А те, у кого стволы ровные, видеокамеры на свои ружья не устанавливают по умолчанию. А могли бы. Но понимают, на кого должны ориентироваться. 

Я против подмены прогресса конкурентными преимуществами, о которых клиент не просил. И зачастую в ущерб значимым характеристикам, дабы не выпасть за ценовой барьер. Дисплей огромный в машине – это прогресс? Ну, не знаю, программу радио переключить, если честно, сенсорно или от кнопки – разницы не чувствую. Выводить показания на общий экран действительно важных приборов – спидометра, тахометра, температуры охлаждающей жидкости, состояния аккумулятора – считаю абсолютно неоправданным. Когда не один десяток лет за рулем, на цифры уже не смотришь, ориентируешься по сегменту на круглой шкале. Показания приборов на лобовом стекле считаю не прогрессом, а идиотизмом, поскольку лобовое стекло, считай, расходный материал – камень, вылетевший из-под колес соседа на трассе – вполне рабочая ситуация. Навигатор, обновление которого стоит не одну тысячу рублей с потерей времени на заезд в сервис-центр, тоже сегодня никому не нужен, поскольку все есть в смартфоне. А заплачено за весь этот прогресс алюминиевым блоком цилиндров с уменьшением общего ресурса двигателя с миллиона километров (условно) до 150 тысяч. Сегодня ресурс брендовой иномарки сравнялся с ресурсом «Жигулей». Это прогресс? 

А наши камеры, установленные в порту в 1995 году, хоть и выдают на выходе стандартный РАL-овский сигнал, работают по сей день. Под те задачи этого стандарта полностью хватает. Но почему-то уверен, что ни одна всепогодная камера, произведенная сегодня любым производителем на нашем рынке, не отработает такой период. Хотя бы по причине замены военного герморазъема на гермовводы – рынок массово повелся на дешевизну этого элемента. Я не враг прогресса, я его мечтаю увидеть таким, какой он должен быть. И всегда радуюсь его проявлениям. А то, что меня не удается обмануть – ну, так мне просто секреты всех фокусов известны – меня этому специально учили. Сам мог бы показать массу фокусов и похлеще, но совесть не позволяет. Да и зачем, если можно работать честно? 

Чем опасен такой «прогресс»? Тем, что он действительно ведет к деградации и резкому удорожанию рынка даже не профессионального, а просто для искушенного образованного потребителя. Просто потому, что искушенного потребителя под влиянием такого обмана становится все меньше, соответственно и рынок под него сокращается. А, значит, цены будут расти. 

Смотрю на архитектуру сегодняшних сооружений и постройки 17 века. Если сегодняшняя архитектура – это прогресс, то я, наверное, враг такого прогресса – а нельзя ли построить что-нибудь опять в духе Растрелли и Монферрана? Прогресс определяется, в первую очередь, уровнем компетентности потребителя. От его оценки будет зависеть принятие или непринятие товара рынком. И снижение компетентности потребителя неизбежно будет вести к деградации рынка – велик соблазн увеличить прибыль за счет неспособности потребителя оценить качество. Играть на некомпетентности потребителя, никак не способствуя росту его действительно актуальных знаний, это, к великому сожалению, видно сегодня буквально на всех массовых рынках невооруженным глазом. Я действительно враг всего этого. 

А в целом, прогресс – это производная от уровня образования и культуры в обществе, а отнюдь не уровня потребления. Как безопасность – первая производная от гражданского согласия в обществе, а не от количества видеокамер на улицах. Если функция пошла вниз, то производная от нее имеет знак «минус» – это уже чистая математика. Невозможно быть врагом производной. Если есть сама функция, есть и ее производная, которая, как раз, отражает, что творится с самой функцией. Во, как загнул! Это во мне моя физико-математическая школа проснулась. 

– Импортозамещение – благо или тормоз для российского рынка ТСБ? 

– Вопрос непростой. И однозначно на него очень трудно ответить. Вообще, мировая практика – отпускать таможенные пошлины в тех отраслях, где необходимо поднимать свое национальное производство. Вопреки отдельному мнению нашего родного автопрома. С той целью, чтобы свой производитель был вынужден ориентироваться на общемировой уровень и мировые цены, а не заставлять потребителя довольствоваться тем, что есть, причем по фактически монопольным ценам. Мне вспоминается очередное повышение цен на продукцию «АвтоВаза» с потрясающим обоснованием – «в связи с повышением спроса».

Сказать, что в деле производства оборудования или программного продукта для нашего рынка мы от кого-то из импортных конкурентов отстаем, это сказать неправду. Но с другой стороны, у нас сегодня нет в необходимом объеме собственного рынка комплектующих. Даже не знаю, кто и где у нас сегодня производит банальные резисторы и конденсаторы, не говоря уже о микросхемах. Поэтому вот так сходу объявлять импортозамещение в нашей отрасли, это просто ее обрушить. 

Но с другой стороны, в плане готовых изделий отечественный производитель испытывает сегодня очень жесткий прессинг со стороны, прежде всего, восточных конкурентов. Для примера: на заре нашей деятельности мы вывели на рынок первую всепогодную видеокамеру. Тогда из импортных конкурентов у нас были очень достойные по качеству своих продуктов фирмы итальянские, японские, английские, немецкие. Понятно, что по стоимости трудозатрат с такими производителями мы могли достаточно легко конкурировать. Оставалось только держать качество на уровне. А главное, компетентность потребителя в оценке требуемого ему качества была несравненно выше, чем сегодня. Комплектующие (те же бескорпусные камеры) поставлялись, в том числе, и из Тайваня. Китай тогда вообще не котировался. Сегодня Китай заполонил рынок на всех уровнях полностью готовых изделий. Конечно, бесспорная заслуга китайского производителя – умение очень быстро перестраивать свое производство под выпуск нового товара. По нашим меркам, так просто мгновенно такая перестройка происходит. Рынок комплектующих сегодня заполнен, в первую очередь, именно китайскими позициями. С одной стороны, изобилие – это, конечно, хорошо. С другой, имеем дело с самой разношерстной номенклатурой – надо весьма тщательно отбирать, изучать, проверять. И не факт, что будет обеспечена повторяемость. Это не как в советские и первые постсоветские годы – есть звездочка на обозначении, значит, военная приемка, значит, полностью отвечает заявленным параметрам. И ценовая разница может быть огромной в зависимости от поставщика. Но тут уже все равно никуда не деться, если альтернативы нет. С комплектующими все-таки проще – их выбор обеспечивается нашими производителями. Все же специалистами в этой области. И потребителя этот вопрос вообще не волнует. 

С готовыми изделиями дело обстоит намного сложнее. С одной стороны, цена изделий от наших китайских друзей выглядит в большинстве случаев намного привлекательней. С другой, при детальном изучении понимаешь, что зачастую специфике применения и условиям эксплуатации данное оборудование не отвечает. В отличие от нашего производителя, работающего, как правило, специализированно, а то и узкоспециализированно, и знающего продукцию, что называется, во всех тонкостях. И, хотя рынок наш – не рынок ценовой конкуренции, но дальше мы сталкиваемся все с той же бедой – отсутствием у потребителя должной компетенции для собственной оценки. Даже если инсталлятор делает правильный выбор, потребитель, тем не менее, легко соглашается с предложением более низкой цены от конкурентов этого инсталлятора. Более того, даже при оснащении объектов с условиями обязательного тендера, тендер этот предусматривает приоритет именно по ценовой оценке. Глупость, конечно, полная. Лучше бы наши чиновники свои служебные машины выбирали по ценовому тендеру. Нашему производителю ничего не остается, как стремиться всеми возможными путями снизить цену. Понятно, что на насыщенном рынке прибыль сокращать особо некуда, поэтому такое снижение цены, как ни прискорбно, ведет к снижению качества. Вот потому и военные герморазъемы исчезли на наших боксах. Зато вовсю наружу торчат сегодня RG-45. Исчезла распайка, вместо которой пришел примитивный обжим. Честно, не представляю себе механизм каких-либо заградительных барьеров для импортной продукции, не соответствующей необходимому уровню качества. И условий эксплуатации, и категорий объектов может быть великое множество – кто проконтролирует, что и куда ушло? И вообще, путь запретов редко приводит к успеху. Все должен расставить по своим местам рынок. В конце концов, даже набив себе и шишки. Еще в конце 90-х я беседовал на выставке с представителем германской фирмы, продукция которой просто на порядок отличалась по цене от даже не китайских, а корейских аналогов. Я спросил его, на что они вообще надеются с такими ценами на нашем рынке? А он очень спокойно ответил: «Мы будем ждать, пока вы поумнеете». «Вы» – в смысле, потребитель. 

Наверное, пусть все остается пока таким, как есть. Глядишь, со временем потребитель поумнеет и сможет делать правильный выбор. Как на рынке инструментов. Никого же не смущает обилие китайского инструмента. Если надо на один раз (как мне тут понадобился фен один раз трубы разморозить), то особой разницы и нет. Но профессионалы давно имеют собственные приоритеты. Так и говорят в рекомендациях – смоленские инструменты или белорусские сегодня намного превосходят китайские. А уж металлообрабатывающие станки, так и вовсе – на порядок. Вот, пожалуйста, импортозамещение происходит своим путем безо всякого административного ресурса. Но есть и Dewalt, и уверенно себя чувствует на российском рынке. И пусть будет – тому же смоленскому инструменту есть, куда расти. Как дорастут, так и заместят этого американского конкурента. А не будет Dewalt, могут и в обратную сторону покатиться, все ближе и ближе к китайскому уровню. 

Кстати, думаю, наличие промежуточной структуры между потребителем и рынком ТСБ в лице собственно безопасности существенно бы улучшило и эту ситуацию. Кто платит, тот и заказывает музыку. Кто отвечает за безопасность, тот и выбирает средства. Это заставило бы структуры собственно безопасности оперативно набраться грамотности и правильно делать выбор. В Штатах у полиции нет табельного оружия. Только разрешение на приобретение и ношение. А дальше сам выбирай, что тебя больше устраивает, и покупай, что сочтешь нужным. Только потом не говори, что тебе выдали не то, поэтому ты не выполнил задачу. С тебя спросят за результат, а средства твои никого не интересуют – ты сам их выбираешь. 

– Реклама на рынке ТСБ: ее сегодняшний уровень и главные, на твой взгляд проблемы. 

– Ну, тут у нас с тобой говорено-переговорено много всего. По-моему, в статье «Интернет и маркетинг. Блага и обманутые надежды» очень много, чего сказано. 

Если совсем коротко и по учебнику, то есть рынок товаров, покупаемых с выбором, и рынок товаров специального спроса. Главный вид рекламы – информационная. Самый эффективный носитель – через лидеров мнения. Но вот это выпадение главной структуры – безопасности – в цепочке от рынка ТСБ к потребителю вносит свои коррективы. Поскольку потребитель может вообще быть не в курсе значимых параметров. 

Поэтому лично я всегда рекламу строил на ее первостепенной образовательной роли. Сначала надо сделать так, чтобы клиент понял то, что ты ему потом будешь говорить, показывать, демонстрировать в рекламе. Клиенту надо дать информацию не о том, какое огромное разрешение у данной камеры или какой уникальный протокол обмена данных реализован в данной схеме, а что как конечный потребитель он от этого получит. В противном случае следом за вашей рекламой придет такой вот Попов и заявит, что купленное вами за ваши деньги разрешение 4К вы на экране вашего монитора никогда не увидите, хотя оно там действительно присутствует. Реклама должна нести ответ на вопрос не «что?», а «зачем?» и «почему?». 

Чем больше будет понимание клиента, чем он становится грамотней под влиянием вашей рекламы, тем выше его уровень. 

Под рекламой я понимаю не просто рекламные модули или статьи. Реклама – это отдельная программа продвижения, это политика фирмы. Это всегда многоходовая комбинация. Сюда же входят и все информационные статьи, и любые предметные диалоги с клиентом. Пусть изначально вовсе не упоминаются ни фирма, ни товар. Но вы готовите себе информационное поле, на котором вашему потребителю будет комфортно. Он не будет себя чувствовать ущербным от собственного незнания, будет уверен в себе и не будет бояться общения. А, значит, это общение состоится в полноценном формате. 

Главные проблемы? Да, все проблемы у нас от некомпетентности. У производителей это выражено в гораздо меньшей степени, нежели у продавцов. Лично я считаю, что продавец должен быть компетентней любого, самого искушенного своего покупателя. Кстати, и рекламщик тоже. Лично брать в руки товар, разбирать «по винтикам», изучать и знать. А потом преподнести своему потенциальному потребителю в абсолютно понятном для него (потребителя) виде. Смотрю на все эти таблицы технических характеристик в рекламных модулях и думаю: а те, кто это все придумывал, понимают, о чем пишут? Потребителя мало интересует, что ему предлагают. В гораздо большей степени ему интересно, для чего ему это предлагают. 

– Коллективный портрет конечного потребителя. Надо ли бороться за «конечника» и как? 

– А потребитель не обидится за такой свой портрет? В большинстве своем потребитель «зомбирован» рынком. У него в голове сплошь именно «All over IP», Full HD и видеоаналитика. Для чего это все надо, ему уже просто некогда думать. Беда в том, что он думает категориями рынка, а это рынок должен думать его потребительскими категориями – анализ угроз, время реагирования, модель реагирования. И как технические средства в решении потребительской задачи могут помочь. Максимально надежно, максимально просто и максимально быстро. Как правило, все намного проще, чем предлагает рынок. «Видеонаблюдение – это просто» – так называлась одна из моих статей лет 10 назад. Простым оно и осталось. 

Или же потребитель все прекрасно понимает, но абсолютно зажат неким проектом. Так, господа «конечники», это вы должны диктовать проектировщикам, каким должен быть проект. Если вам сразу предлагают проект, не выслушав лично вас и не обследовав досконально ваш объект, не поинтересовавшись возможными моделями реагирования, скорее всего вы переплатите. И очень существенно. Нет, вас никто с ценами не обманет. Просто, очень многое из того, что у вас будет установлено, и даже будет исправно функционировать, вам никогда в реальности не понадобится и безопасности вам не добавит. И не пытайтесь говорить с рынком на его языке. Пусть инсталлятор забудет свои рыночные красивые термины и говорит с вами на вашем языке. У вас лично не должно оставаться никаких вопросов. 

– Вопрос, который не прозвучал в нашей беседе, но ответить на который ты считаешь очень важным. 

– Ну, конечно, это извечный вопрос «Что делать?».. Как-то попал я в травматологическое отделение одной из больниц. И оказался в палате с мужиком из Псковской области, у которого были сломаны ноги. Он лежал и вязал сеть, благо, руки у него функционировали нормально. И очень мне захотелось научиться этому ремеслу. Но у меня именно рука была в гипсе, и я мог осваивать эту новую для меня науку только визуально. Поэтому приходилось довольно часто тревожить моего учителя просьбами повторить для меня тот или иной этап, который еще должным образом не отложился в памяти. Но это совсем не раздражало моего соседа по палате. Напротив. Этот простой русский мужик мне сказал наимудрейшую фразу: 

– Правильно, Саша! Знания на горбу не таскать! 

Вот такая народная мудрость. С тех пор ею постоянно руководствуюсь. И всем того же желаю. Никогда не уклоняться от любой возможности получения знаний. «Мне это не надо!» – к сожалению, очень часто такое можно услышать сегодня в ответ на предложение что-то объяснить, чему-то научить. И потрясающая мотивировка такого поведения – очень сильно занят. Лично я это совершенно понять не могу, поскольку учусь всему и постоянно. Всю жизнь. И мне кажется, что это самое интересное – процесс освоения нового. Вероятно, чем больше узнаешь, тем больше осознаешь, сколько еще можно в данном деле освоить. Так и растешь сам как специалист. Как только заявил, что знаешь все, что тебе нужно, на этом личностное развитие прекращается. Это тупик. Всегда впереди должно быть пространство для дальнейшего развития. Тогда интересно жить. 

На самом деле, никогда не знаешь наперед, какие знания тебе могут понадобиться даже в самом недалеком будущем. А чем больше знаешь, тем меньше шансов оказаться в безвыходной ситуации. Нет безвыходных ситуаций, просто выходы могут быть неизвестны. 

Ну, и самое главное, знания – это независимость. Независимость от чьей-то сторонней воли. Это возможность идти собственным путем, и самому этот путь выбирать. И напротив, безграмотность способна полностью парализовать волю человека и заставить его жить по чужому сценарию. Вот это я и имею в виду, когда говорю, что дураку живется проще, но жизнь у него всегда дурацкая!

Поделиться:

Все права защищены
© ООО АДВ Секьюрити,
2003—2021
Яндекс.Метрика
Метрика cайта: новости: 8045 | компании: 530 | бренды: 424 | статьи: 1105

О проекте / Контакты / Политика конфиденциальности и защиты информации

Techportal.ru в соц. сетях